Меню
16+

Газета «Кинельская жизнь»

26.06.2017 09:06 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 38 от 26.06.2017 г.

«БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК» НА ШВАРЦЕНБЕРГПЛАЦ

Автор: Беседовала Анна ИВАНОВА. Фото из архива Н. И. Верещагиной.

Нина Ивановна Верещагина с портретом деда (в центре фотографии)

Поиски места гибели своего защитника Родины через семьдесят лет после войны привели семью в Австрию

Шествие «Бессмертного полка» в Вене. Памятник советским воинам на Шварценбергплац.

Надпись на постаменте могилы (на немецком и русском языках): «Вечная слава советским воинам, павшим в борьбе за освобождение австрийского народа от фашистской неволи. 1.6.1947. Здесь похоронены 1600 советских граждан, погибших в фашистском Шталаге XVIIВ».

Нина Ивановна Верещагина, учитель истории школы № 2 поселка Усть-Кинельский, принесла в редакцию газеты материалы о поисках своего деда, без вести пропавшего в годы войны. Как профессионалу и ищущему свои корни представителю семьи Шпагиных, ей было вдвойне важно предпринять действия по увековечению памяти деда-фронтовика и побывать в месте его гибели. В австрийский город Кремс на братскую могилу советских воинов Нина Ивановна привезла горсть родной самарской земли.О том, как семья нашла своего дедушку Колю,Нина Ивановна рассказала журналисту.

 

ЗАВЕЩАНИЕ ДЕДА

Красноармеец Николай Александрович Шпагин из села Приволжье уходил на фронт. С семьей прощался на пристани    29 августа 1941 года. Мой девятилетний папа держал своего отца за руку, а дед говорил ему: «Учись, сынок!». 

Н. А. Шпагин из рода тульских оружейников, которые еще в девятнадцатом веке подались  на освоение поволжских земель. Во времена советской власти свободных зажиточных крестьян  раскулачивали, отправляли в Сибирь целыми семьями. Отец показывал мне номер «Волжской коммуны» середины девяностых годов, где в списках реабилитированных значилась фамилия наших родственников Шпагиных. Сам дед служил в милиции. Бабушка родила одиннадцать детей. Но выжили только мой отец, Иван, и дочь Галина, которая родилась 4 апреля 1942-го, как оказалось позже, на две недели раньше дедушкиной смерти.

Прощальные слова деда стали завещанием для моего отца. Он поступил учиться в Куйбышевский сельскохозяйственный институт. Рассказывал, как ходил на станцию разгружать вагоны, чтобы заработать на костюм. Иван Николаевич Шпагин стал кандидатом наук, долгие годы был директором Селекционной станции в поселке Усть-Кинельский.

От своего фронтовика Николая Шпагина родные получили три письма-треугольника. Они до сих пор бережно хранятся в семье моей тети, Галины Николаевны. Дед ласково и уважительно, по имени-отчеству обращается в них к жене: «...Не плачь, Ольга Михайловна, наша доля такая — воевать... Терпи...». И все. Пропал.

В 1947 году пришла похоронка бабушке, в которой было указано, что муж ее, Шпагин Николай Александрович, умер в германском плену. Мой отец всю жизнь искал место гибели своего отца. Пытаясь выяснить его судьбу, направлял запросы в архивы, но безуспешно.

 

УЗНИК

С НОМЕРОМ 78276

После смерти папы в 2001 году я продолжила поиски. В течение нескольких лет не удавалось ничего прояснить. «Пропал без вести» — были скупые ответы. Лишь в прошлом году в компьютерном банке данных (ОБД «Мемориал») обнаружились документы на Н. А. Шпагина, военнопленного, с указанием даты смерти — 19 апреля 1942 года, и места захоронения.

Началась наша переписка с разными инстанциями,  органами, учреждениями по поиску путей посещения города Кремс-Гнейксендорфа в Австрии, где находился Шталаг XVIIВ, узником которого был мой дед. В концлагере ему был присвоен номер 78276. В результате почти годовой переписки мы с сестрой, Натальей Гусаровой, вышли на общественную организацию при посольстве России в Австрии. В учетной карточке воинского захоронения, присланной по запросу из Управления Минобороны РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества, значилось, что над захоронением шефствует Община г. Кремс и «Австрийский черный крест» (общественная организация в Австрии, основанная в 1919 году с целью организации солдатских захоронений и ухода за могилами солдат всех национальностей - авт.). Господин Отто Джус, представитель данной организации, сообщил, что готов оказать помощь.

 

НА БРАТСКОЙ МОГИЛЕ

7 мая 2017 года в аэропорту меня встретили сотрудники посольства России в Австрии и представители организации «Время» при посольстве. Провезли с экскурсией по городу, мы посетили захоронения солдат и офицеров Красной Армии, павших в ходе боевых действий. При освобождении Вены погибло более 18 тысяч советских воинов. В изумительно прекрасной столице Австрии было запрещено применять артиллерию, велись только уличные бои. Памятники находятся прямо на улицах, солдат хоронили на месте их гибели.

8 мая посетили то место, где был расположен концлагерь. Территорию бывшего лагеря  закатали под асфальт, якобы из-за угрозы распространения инфекций, заразных болезней. И сейчас там функционирует технический аэродром. Памятника с надписью на русском языке нет, только два камня, на которых по-французски начертано, что здесь находился Шталаг XVIIB, и слово «Помнить» на нескольких языках.

Но, надо отдать должное австрийцам, останки погибших людей, замученных, умерших в концлагере, перезахоронены на кладбище города Кремс. Территория покоя ухожена цветами, там удивительный порядок и чистота. Не могу описать чувств, которые я испытала, когда нашла братскую могилу наших воинов. Преклонила колени, возложила венок с надписью на ленте «Воину Николаю и всем погибшим в плену в 1941-1945 годы от благодарных потомков».

1600 советских воинов, погибших в шталаге XVIIB покоятся в безымянной братской могиле. Общественная организация «Время» (г. Вена) проводит работу по восстановлению имен. Уже известны имена 327 захороненных, вскоре они будут выгравированы на камне.  Теперь имя моего деда Николая Александровича Шпагина будет высечено вместе с фамилиями других погибших советских солдат.

Мероприятия в честь Дня Победы были организованы координационным советом со-отечественников Австрии. 9 мая вечером (в Австрии это рабочий день) с портретом дедушки я прошла по Шварценбергплац, участвуя в акции «Бессмертного полка» вместе с нашими приехавшими и живущими за рубежом соотечественниками, с людьми, говорящими на белорусском, украинском и других языках народов СССР. На этой площади в центре Вены установлен памятник советским воинам, погибшим при освобождении Австрии от фашизма — знак признательности австрийцев солдатам, спасшим от окончательного разрушения многие исторические  архитектурные памятники Вены, отдавшим жизни за один из красивейших городов Европы. Представители общественности несут у монумента ночную вахту перед праздником, так как неоднократно памятник становился объектом вандализма. Пробыв несколько дней в Австрии, почувствовала напряженное отношение к россиянам, увидела украинцев, которые, надев георгиевские ленты, хоронясь, фотографировались с портретами своих погибших героев. В некоторых австрийских учебниках написано, что Европу от фашизма освободили французы, американцы и англичане...

 

На электронных страницах ОБД «Мемориал» я встречала в документах фамилии земляков из Куйбышевской области, Кинельского района. Информационная база дает возможность установить судьбу, найти сведения о своих погибших или пропавших без вести родных и близких, определить место их захоронения. Я призываю кинельцев — ищите своих героев, посещайте могилы ваших родных, отдавших свои жизни за наше будущее, за нас.

Это нужно не мертвым, это надо живым...

 

То место, которое закатали под асфальт.

Шталаг XVIIВ Гнейксендорф был одним из крупнейших концлагерей рейха. С конца 1941 года в нем преобладали французские и советские военнопленные, но также были поляки, бельгийцы, англичане, итальянцы, сербы и греки.

Смертность была очень высокой. Пленных во время их транспортировки везли в открытых вагонах для скота. Голодные, исхудавшие, они не смогли выжить во время эпидемий тифа и туберкулеза и погибали в первые месяцы пребывания в лагере. Причины большой смертности: отвратительное питание, жестокое обращение, крайне неудовлетворительная медицинская помощь, плохое размещение, болезни.

Советские военнопленные жили в особых, холодных бараках. Их не переодевали в лагерную униформу, они должны были ходить на работу только в форме Красной Армии, любая попытка заменить ее безоговорочно пресекалась. На верхней одежде должен был быть отличительный знак «SU». По воспоминаниям выживших, это был настоящий лагерь смерти, в котором все делалось для физического уничтожения пленных.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

67