Меню
16+

СМИ — сетевое издание "Кинельская жизнь"

11.08.2017 05:50 Пятница
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 51 от 11.08.2017 г.

НАСЛЕДНИКИ ИСТИННЫХ ТРУЖЕНИКОВ

Автор: НИНА БУХВАЛОВА

Прабабушка Лидии Михайловны — Мария Минаевна (на фото крайняя слева). На снимке: так выглядела современная теперь улица Молодогвардейская.

Воспоминаниями о представителях семьи Ладновых, обосновавшихся в Кинеле в начале прошлого века, рассказала праправнучка главы большого семейства

Мать Лидии Михайловны — Полина Васильевна (на снимке стоит) с подругой.

Газета продолжает знакомить читателей с историей создания озера Ладное, 90-летие которого отмечалось недавно на улице Молодогвардейская. Уникальная «биография» живописного уголка открыла, в свою очередь, историю семей. Их судьбы и жизни переплелись здесь, в нашем городе, укоренились, и они берегут память о самом старшем поколении тружеников, оставивших добрый след.

 

На улице Молодогвардейская нашего города был заложен памятный камень, посвященный большой семье Ладновых, своими руками создавших 90 лет назад озеро Ладное.  Еще до этого события журналист газеты встретился с начальником абонентского отдела управляющей компании «Евгриф» Лидией  Михайловной Голевой (в девичестве Грицай), являющейся родственницей семейства Ладний (затем фамилия трансформировалась в Ладновы) по  линии прабабушки — Ломонец Марии Минаевны. На кинельском кладбище  покоится ее прах,  год рождения значится — 1871, прожила Мария 94 года. Лидия Михайловна рассказала о представителях рода (его основателем был Минай Ладний), с которыми прошло ее детство, юность.  

Лидия Михайловна:

- Я ребенком прабабушку помню, она уже была вдовой, без мужа Ивана. Мария Минаевна, добрейшей души человек, всегда нас угощала пряниками. Нам, ребятне, в те небогатые времена  эта сладость  была в большую радость.  Их дочь Анастасия Ивановна, в замужестве Пряхина, была моей бабушкой. А уже ее дочь Полина, моя мама, вышла замуж за украинского парня Михаила Грицай, семья которого была репрессирована.

Обе семьи — Ладний и Грицай — в разное время прибыли в Кинель с Украины: первые — с Полтавщины, вторые — с Черниговщины. На родине семья Грицай жила зажиточно, славились белошвейками, которые шили богатые одежды для церковнослужителей. У них был каменный дом из красного кирпича — по тем временам дорогое удовольствие и редкая диковинка. В 1920 году многодетную семью Грицай раскулачили и выслали в оренбургские степи.

Лидия Михайловна:

- По рассказам отца, их, вырвав «с корнем» из родной земли, втолкали в товарный вагон. По прибытии на место ссылки в Оренбуржье прожили всего два года. Грянула беда — оба родителя умерли. Остались сиротами дети — Мотя, Ваня, Терентий, Александра, Юля и Михаил. Старшая из них, Мотя, позднее рассказывала, как они, оставшись без отца и матери, пешком пошли в Кинель. Вероятнее всего, шли целенаправленно к знакомым украинцам. Обосновавшись, старшие дети взяли к себе младших: Мишу воспитывал до самой армии Иван, Юлия жила у сестры Моти.

В кинельском периоде жизни родо-словная Ладний представлена разветвленным генеалогическим древом. Мы начали рассказ с Марии Ломонец — дочери переселенцев с Украины старших Ладновых — Миная и Лукерьи. С них и продолжим повествование. Всего у них было семь детей, кроме Марии наша героиня помнит еще четверых — Лукьяна, Назара, Алексея, Степана, имена других в памяти не остались.

Лидия Михайловна:

- В детстве я застала деда  Лукьяна. Моя бабушка Анастасия Пряхина работала у него, пасла скот. До октября, до самых снегов выгоняла скот на выпас, обутая в портянки и лапотки, — жили-то небогато.

У деда Лукьяна жена Маланья слыла женщиной красивой и щедрой. Всех ребятишек жалела и баловала. Бывало,  вынесет пироги на крыльцо и всех угощает. Сам дед ездил на арбе, запряженной ишаком, возил кукурузу с собственного поля, которое располагалось в стороне теперешнего поселка Елшняги. Мы, чуть подросшая детвора, у него тоже подрабатывали. Для топки печей заготавливали кизяки. Скотины было полно, стало быть, хватало исходного материала, из чего топливо заготавливать. Готовые  «лепешки» сушили на берегу озера, разложив рядами. Денежки нам работодатель платил не скупясь, так за лето зарабатывали по три рубля — большие деньги по тем временам. 

У детей было счастливое детство, хоть и босоногое, без настоящих игрушек и сладостей. Зато все время проводили на улице — на природе, купались в озере. И когда уже зуб на зуб не попадал, вылезали на берег и бежали к бане,  построенной Ладновыми для общественных нужд. Прислонялись к нагретым солнцем бревнам, густо облепив строение с солнечной стороны.

У Лукьяна было двое детей, Иван и Нина. Ваня — русский богатырь, всегда нарядный, в сатиновой синей косоворотке, подпоясанный красным кушаком. Молодец в отличие от своего отца предпочитал лошадей, ездил летом в телеге, зимой — на санях-розвальнях. Жена Полина — под стать мужу, вылитая кустодиевская красавица — розовощекая, дородная, неспешная. Любила на террасе чай из самовара пить, со всем подобающим ритуалом. Строгая женщина за работниками и хозяйством умело следила.

Их сын Николай, повзрослев, стал преподавателем в школе, дочь Надежда учительствовала в поселке Усть-кинельский. Второй сын, Петр, выучился на инженера, уехал работать в Череповец. Дядя Петя крестнице Лидии в каждый свой приезд домой в гости обязательно привозил подарки и гостинцы.  Тетя Нина вышла замуж и уехала в Магнитогорск, в их семье родился Геннадий Стожаров, который в Кинеле стал известным человеком.

Следующий сын старших Ладновых — Назар. Лидия помнит его уже слепым дедом. От первого брака у него росли дети  Мария и Анна. Женился во второй раз уже в глубоком возрасте. Родился поздний ребенок. Впоследствии девочку, оставшуюся без родителей, взяла на воспитание дочь Анны — Галина Ткач. Именно эта представительница рода Ладновых в наши дни и взялась составлять родо-словную многочисленной семьи.    

Третий сын, Степан, продолжил род наследниками Леонидом и Анатолием. Старший сын в Великую Отечественную войну воевал с отцом нашей героини. Михаил Грицай и Леонид Ладнов оба в боях были ранены трижды, после лечения в  последнем госпитале их одновременно и комиссовали. В 1944 году воины вместе вернулись домой.

Дед Лидии, Пряхин Василий Андре-евич, участвовал в Первой и Второй мировых войнах. В Отечественную брал Берлин, был отмечен за это Благодарственным письмом маршала Жукова. На фронт рвался и его сын, Мишка приписал себе один год, чтобы его, семнадцатилетнего пацана, взяли в армию. На фронте получил офицерское звание. Говорить о войне не мог, сразу слезы начинали душить. В наши дни его пра-внук, тоже Миша, ученик 5 класса школы              № 10, с гордостью пронес портрет деда-героя в строю «Бессмертного полка».

Михаил Дмитриевич Грицай вспоминал, что после войны ничего не было. Чтобы прокормить родившуюся в 1946 году Лидочку, на рынке родители покупали стакан манки по 200 рублей, и то его не всегда можно было найти. Позднее Грицай купили коз, чтобы кормить детей молоком.

Лидия Михайловна:

- У отца были золотые руки, за что ни брался, все получалось на загляденье.  Заработать мог любым делом: крыши крыл, рамы вязал,  наличники  выпиливал, эскизы к ним сам отменно рисовал. Мог лоточки, совочки, лейки смастерить. Всем этим занимался после основной работы, а так всю жизнь трудился на железной дороге, был осмотр-щиком вагонов.

Раны отца беспокоили сильно. Приходил  из бани распаренный и начинал из ног осколки выковыривать, которые сам организм  изгонял из тела.  

Первый саманный дом Михаил Грицай построил на Молодогвардей-       ской, 11. Позднее домик был облицован деревянными планками и покрашен, в таком виде он находится и сейчас.

В пору детства Лидии Михайловны  все дома были саманными, они простирались до улицы Уральской. Саман тогда делали из жирного чернозема и соломы. Она помнит, как у озера  в большом круге всю эту смесь смешивали с водой  лошадьми. Крыши крыли соломой. Вдоль озера у воды были нарезаны участки под огороды. Их называли «капустниками», поливать грядки овощей вменяли в обязанность детворе. Задание было не в тягость, потаскают воды, заодно и сами в озере накупаются вдоволь. Однажды водоем в жаркое лето пересох. По дну озера можно было перейти с одного берега на другой. Чтобы добраться до родников, рыли «крынычки» (колодцы) — квадратные ямы глубиной, пока до влаги  не добирались, откуда ведрами на веревочке вытаскивали появившуюся воду.

Дружными компаниями ходили в лес за ягодами, грибами. На Троицу рвали ветки березы и полевые цветы, в домах к большому празднику устилали этой зеленью земляные полы, ставили букеты.  Православный праздник почитали, обязательно отмечали всей округой.

На улице Калинина специально под танцы был отведен пятачок. Гармонисту, растягивающему меха гармони, отдавалось самое высокое почтение. Детвору женихавшаяся молодежь не прогоняла, а тем уж больно интересно было наблюдать за всем этим процессом. 

Не было возрастных ограничений и в играх. Там, где сейчас школа-интернат, простиралось чистое поле,  вольно было  играть в лапту и другие забавы.

С озером связано было все — и работа, и развлечения. Зимой только успевали  морозы стянуть льдом поверхность водной глади, так дети тут же доставали ледянки, выпиленные деревянные стульчики обливали водой, чтобы они заледенели и  были еще более скользкими. Айда на горку! Санки самодельные неслись скоро. Домой ребятню не загнать, пока шаровары с начесом в сосульки не превращались, а матери не грозились за хворостину взяться.   

На противоположной стороне  озера были разбиты сады, где росли яблони, смородина и другие садовые культуры.  за посадками ухаживать Ладновы нанимали работников. Грицай держали огород соток в 25, наделы у всех были большими, и работы на них летом хватало.

Второй дом родители построили уже куда солиднее первого, за кругляком отец ездил с дядей Ваней в Сибирь. Привезенные деревья  двуручными пилами распиливали на брусы. Чтобы добыть гвозди, страшный дефицит того времени, тоже ездили за «тридевять земель».

Теперь разберемся со следующей ветвью Ладновых от дочери Ломонец  Марии Минаевны — прабабушки Лидии Михайловны по материнской линии. Дети Ломонец — Евдокия, Анастасия, Василий и Марфа. Бабушка Лидии, Анастасия, родила троих детей — Полину, Татьяну (прожила всего лишь до 17 лет) и Геннадия. Как мы уже сказали выше, Полина вышла замуж за Михаила Грицай, в семье после Лидии родились брат Алексей и сестричка Оленька с разницей в пятнадцать лет. 

За семьдесят лет жизнь поменялась  настолько, что описанные картинки совсем еще недавнего прошлого современному поколению трудно представить, если только где в музеях, на экспонатах того времени увидят. Как бы ни развивались общество и технический прогресс, неизменными остались ценности: семья, дом, работа. Именно трудом своим люди создали озеро, построили дома, посадили сады, растили детей. И несмотря на трудности они были счастливы, а благо, созданное ими, осталось служить и нам, сегодняшним кинельцам.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

211