Меню
16+

СМИ — сетевое издание "Кинельская жизнь"

24.01.2018 09:43 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 4 от 23.01.2018 г.

ЧЕРНЫШ

ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА

От редакции. Представляем нового автора нашей «Литературной страницы». Знакомьтесь — Олег Анатольевич Ветошкин, житель города Кинеля, работает спасателем. Родился и вырос

Олег Анатольевич в кемеровской обасти, где жил до 1996 года.

О своем увлечении литературным творчеством автор говорит так:

«Я пока нигде не публиковался. проба пера, так сказать. Если увижу, что это кому-то интересно, кроме моих близких, может, продолжу».

В рукописи, которую передал Олег Анатольевич Ветошкин и которую мы представляем вниманию читателей, рассказана невымышленная история.

Дядя Саша подошел к своей калитке и удивленно остановился с ключами в руке. Из-за забора на него отчаянно лаял незнакомый пес.

- Ты откуда взялся, нахал? Ну-ка, брысь отсюда! — беззлобно прикрикнул дядя Саша.

И про себя подумал: сам виноват, нечего надолго дом оставлять. Вон, уже новый хозяин объявился!

Пес не унимался. Территорию отстаивал довольно агрессивно, но кусаться вроде не собирался. Дядя Саша нахмурился и сделал вид, что нагибается за камнем. Пес отступил за дом, продолжая выражать свое негодование.

- Ну и как это понимать? Что вы тут за бардак без меня устроили? — обратился мужчина к своим любимцам, собаке Лане, которая волчком крутилась на цепи, скуля и молотя хвостом по земле, и к кошке Ксюхе, сидящей на собачьей будке.

Дядя Саша жил за городом в небольшом частном доме, который он и купил, скорее, для своих питомцев. Работая по скользящему графику, ему приходилось оставлять животных в городской квартире без присмотра на длительное время. Кошка к таким условиям «приспособилась», а вот за Лану, для которой ежедневный выгул был необходим, сердце дяди Саши терзалось. Потому и решил он уехать жить в деревню.

Еще дяде Саше часто приходилось уезжать в командировки, но и тут удача повернулась лицом. В соседнем доме жила молодая семья, и он сразу крепко подружился с Евгением, хозяйственным парнем лет тридцати пяти. И если дядя Саша уезжал куда либо больше чем на день, Женя всегда кормил зверюшек и присматривал за домом.

Лана была дама породистая, золотистый ретривер. Характер имела исключительно миролюбивый, и к появлению в своем дворе соседских животных относилась приветливо. Ксюша же была довольно сварливой кошкой, и временами даже отстаивала территорию, но не фанатично, всегда учитывая весовую категорию противника.

Вот и сегодня дядя Саша возвращался домой из командировки невольно ускоряя шаг. Они с Женей регулярно созванивались, и он знал, что дома все в порядке, но ничего не мог с собой поделать. Однажды, когда дядя Саша попал в больницу, Лану на прогулке покусали клещи, возиться с ней в его отсутствие никто не захотел, и собака чуть не погибла. Дядя Саша сбежал из больницы и носил Лану в ветеринарную клинику на руках, несмотря на опасность расхождения швов после операции. Швы у дяди Саши все-таки разошлись, и ему вскоре вновь пришлось ложиться в больницу, но Ланку спасти он успел. Возможность повторения такой ситуации теперь всегда его беспокоила.

- Ну вот и как это понимать? Замуж тут вышла, пока меня не было? А ты, Ксюха, куда смотришь? Что это за черная рожа возле твоей подруги крутится? — шутя приговаривал дядя Саша, освобождая Ланку от цепи, и беря на руки кошку. — Пошли домой, балбесы хвостатые.

Дядя Саша внимательно посмотрел на пса, тот уже перестал лаять и тоже внимательно изучал человека.

Пес был хорош. Весь черный, глаза как угольки, короткая шерсть подчеркивала его подтянутый стройный корпус. Закрученный кольцом хвост выдавал в нем дальнее родство с лайками. Волевую морду искажал глубокий шрам, протянувшийся через висок к левой щеке. На собаке был ошейник.

- Все, молодец! Пост сдал, пост принял, — сказал ему дядя Саша. — теперь беги домой, тебя хозяева, наверное, уже обыскались.

Погрозив для острастки псу пальцем, дядя Саша со своими питомцами зашел в дом.

Его звали Чернышом. И дома у него не было. Раньше был, но возвращаться туда он не собирался.

Черныша забрали от матери еще совсем маленьким. Он только помнил, как большая и сильная мама успокаивала его, когда он пребольно ударился носом об угол. От резкой боли и страха щенок громко завизжал, и тогда мама придвинула его себе под бок и лизала его своим горячим языком, отчего боль и страх куда-то улетучились, и Черныш спокойно и безмятежно заснул на лапе у матери.

Щенку едва исполнился месяц, как в сарай, где он жил с мамой и своими братьями и сестрами, зашли два человека. Один человек поднял его за шкирку и отдал другому.

- Бери вот этого. Самый сильный. И злобный. Правильно воспитаешь, никто чужой во двор не зайдет.

Так Черныш в месячном возрасте стал охранять дом. Любопытный и независимый, он в первый же день отправился обследовать новую территорию, подрался с котом и разогнал куриц. Новый хозяин смотрел на него и смеялся, подбадривая:

- Молодец, сразу себя заявил. Наведи тут порядок.

Черныш и наводил, да так, что через два дня хозяин посадил его на цепь. Слишком активным оказался щенок. Целый день он рычал и лаял на проходящих за забором людей и собак. Новый хозяин на него нарадоваться не мог: какого охранника вырастил!

Сам щенок не давал себе отчета, почему он так отчаянно защищает дом, в котором живет его человек, самого человека и его семью. Он просто это делал, как его мама, бабушка и дедушка, и сотни поколений собак с тех давних пор, как они стали жить вместе с человеком. Он был один из представителей рода Цепных Псов, которые с незапамятных времен охраняли жилище человека, зачастую завоевывая вместе с ним новые земли. Цепные Псы четко знали свою территорию, но помимо этого всегда старались ее расширить, чтобы можно было обнаружить и прогнать врага еще на дальних подступах.

Пес взрослел, набирался силы и опыта, однако не все было хорошо в его жизни. У его хозяина была отвратительная привычка — он очень много пил спиртного. А когда напивался, мог бросить в Черныша камнем или ударить палкой только за то, что тот лаял на проходящих мимо людей. Черныш недоумевал, ведь он же защищает дом от врагов! За что хозяин его не любит? Но потом он перестал об этом думать и просто следил за настроением хозяина.

Однажды хозяин сел рядом с Чернышом и начал с ним разговаривать. От него пахло алкоголем, и Черныш ничего хорошего от этого не ждал. Так и случилось. Набрав в легкие дым от сигареты, хозяин притянул собаку за ошейник и выдул этот дым прямо Чернышу в нос. Пес стал вырываться. Хозяин разозлился и, продолжая держать Черныша, начал пинать его ногой. Черныш не понял, как ему удалось протащить голову через узкий ошейник, казалось, что он содрал шкуру со своей головы. Проскользнув под рукой хозяина, Черныш рванулся через двор, перемахнул через забор и затаился в непроходимом кустарнике, который начинался за поселком.

Боль в боку от ударов хозяина не приносила таких мучений Чернышу, как непонятная тоска, которая давила на все его существо. Он не понимал, чем он провинился перед человеком, за что заслужил наказание. Дежуря ночью, Черныш чутко прислушивался к каждому шороху в доме, ожидая, когда наступит утро, и хозяин выйдет во двор. И когда тот подходил, чтоб наполнить миску, он не набрасывался на еду, а старался прислониться к ноге человека, всем своим видом показывая, как он соскучился, надеясь, что человек погладит его, потреплет по холке и будет говорить какие-то добрые слова.

Наделенный от природы не только отличным здоровьем, но и умом, Черныш очень быстро учился. Ему не нужно было несколько раз повторять, что можно делать, а что — нельзя. Пес сразу уяснил, что все живое и неживое, находящееся на территории, огражденной забором, он обязан охранять и защищать. И если в его двор пробирался чужак, не важно, животное это было или человек, то священным долгом Черныша было изгнать вора или захватчика. Пес был настолько агрессивен, что его почти никогда не спускали с цепи, и то, что он не мог наброситься на противника, заставляло его бесноваться еще больше. Иногда он просто задыхался от ненависти к окружающим, и только окрик хозяина заставлял его замолчать.

Черныш вспоминал, как порой хозяин брал его с собой на улицу. Это были самые лучшие моменты в его жизни. Он описывал вокруг хозяина круги, зорко следя, чтоб никто не приблизился к его человеку. А если вдруг поблизости появлялась какая-нибудь собака, он не раздумывая бросался к ней, давая понять, что сделать что-нибудь плохое хозяину она сможет только если убьет его, Черныша! А убить его ей будет очень сложно.

И вот сейчас он лежал в кустах, наблюдая за своим домом. Боль в боку утихла, Черныш поднялся на ноги. Уже стемнело, но его чуткий слух улавливал каждое движение на улице. Хозяин еще некоторое время постоял во дворе, ругая Черныша, но потом ушел в дом. Дом и двор остались без его, Черныша, защиты! Этого он допустить не мог. Скользя черной тенью по ночи, пес бесшумно пробрался во двор и, устроившись возле будки, заступил на свой бессменный пост.

Наступило утро. В доме проснулись. Черныш ждал своего человека. Ему и раньше от него доставалось, но наутро хозяин обычно выходил с миской еды, кормил Черныша, а иногда даже ласково трепал его по спине. И тогда Черныш ради него мог сразиться хоть со стаей волков, хоть с медведем!

Но сегодня хозяин вышел без миски. Он грубо подозвал Черныша. Тот, виновато опустив голову, подошел к человеку. Он понимал, что совершил проступок, убежав со двора и оставив дом без охраны. Но он же не убегал далеко! Он был рядом! Он все равно был на посту, хоть и не на цепи.

Хозяин застегнул на шее Черныша ошейник. Застегнул так туго, что тот едва мог дышать. Пес покорно стоял. И вдруг страшный удар буквально подкинул его в воздух. Хозяин, одной рукой держа его за ошейник, пинал сапогом в больной бок. Обезумев от боли, Черныш пытался вырваться, и нечаянно полоснул человека зубами по руке. Хозяин отпрянул. Пес забился в угол между будкой и забором. Что он наделал! Как он мог причинить боль своему человеку!?

Хозяин куда-то ушел. Черныш с тревогой смотрел ему вслед. Всем своим видом он показывал: прости меня! Это произошло случайно!

Хозяин вернулся. В руках у него была лопата.

Первый удар рассек Чернышу голову. Человек бил его не в приступе безумия, он тщательно целился, чтобы наверняка убить собаку. Это продолжалось целую вечность. Тело Черныша уже не реагировало на удары, когда вдруг раздались крики, во дворе появились несколько людей, голос которых был ему знаком, слышался плач ребенка. В другое время он бы никого не пустил во двор, но сейчас ему было все равно. Удары прекратились. Черныш собрал последние силы и рванулся из цепи. От страшного рывка карабин на цепи лопнул, и Черныш оказался на свободе. Он бросился в спасительный лес, волоча заднюю ногу, находя дорогу скорее по памяти, так как глаза ему заливала кровь, ручьем бежавшая из рассеченной головы. Добежав до своего недавнего убежища, пес остановился. Он обернулся, пытаясь прислушаться, нет ли погони. Но он ничего не услышал кроме бешеного стука своего сердца, которое толчками выгоняло кровь из ран на ноге и голове. Голова его кружилась, ноги уже не держали. Пес повалился на землю.

рошло несколько дней с тех пор, как Черныш сбежал в лес. Раны и ушибы на его теле начали заживать, кроме той, что была на голове. Но если о боли еще можно было забыть, то голод не давал уснуть, сводил живот, и в конце концов заставил собаку покинуть свое логово.

Жить на улице оказалось довольно трудной задачей. Добывать еду было сложно. Вся территория давно была поделена между собачьими стаями, и чтобы хоть чуть утолить голод, приходилось вступать с ними в довольно серьезные схватки. Но голод все равно гнал его вперед, заставляя пренебрегать безопасностью.

И вот однажды он зашел в один тихий двор. Возле дома на цепи сидела собака. Рядом с ней стояла чашка, в которой была еда! Подталкиваемый нестерпимым голодом, Черныш подошел к миске. Собака спокойно смотрела на него, даже не пытаясь защитить свою еду от чужака. Они встретились носами. Никакой агрессии от Ланы (а это была она), Черныш не почувствовал. Пес стал есть. От голода он был готов проглотить всю миску целиком, но рана, пересекающая морду от уха до нижней челюсти причиняла ему сильную боль. Жевать он не мог, а просто глотал пищу целиком, опасаясь, что выйдет человек и прогонит его со двора.

Насытившись, Черныш прилег в тень. В доме была тишина, и он понял, что пока ему ничего не угрожает. Тяготы последних дней серьезно подточили его силы и постепенно глаза его стали закрываться. Лана спокойно легла рядом, и Черныш провалился в сон. Внезапное прикосновение заставило его вскочить на ноги, но тревога оказалась напрасной. Это Лана стала зализывать ему рану на голове. Это было так непривычно, но от Ланы исходило такое дружелюбие и забота, что Черныш снова лег на землю, позволив новой подруге лечить себя. Постепенно боль стала проходить, и израненный пес снова провалился в забытье, твердо зная, что теперь ему снова есть кого защищать.

Черныш быстро поправлялся. Сказывалась молодость, спокойная сытая жизнь и, конечно же, мощная внутренняя сила. Два раза в день заходил человек из соседнего дома, он кормил Лану и кошку, и тут же уходил. Лана всегда делилась с Чернышом едой. Вернувшегося через несколько дней дядю Сашу Черныш воспринял как чужака и мгновенно среагировал.

Прикрывая собой Лану, пес вскочил между ней и калиткой, злобным лаем давая понять, что чужак забрел не в свой район. Он уже был готов броситься на нарушителя, но Лана… Эта Лана… Черныш отступил, видя, как его новая подруга тянется к этому человеку. Он все понял. Отступив за дом, он смотрел, как человек отстегнул от цепи Ланку, взял на руки кошку. Все вместе они зашли в дом. Черныш на всякий случай скрылся в густой траве заднего двора.

В четыре часа утра дядю Сашу разбудил яростный лай во дворе. Пришлось вставать, чтоб посмотреть, что происходит. За забором решила остановиться подвыпившая компания. Дядя Саша знал их и частенько гонял. Черныш рвал и метал. Планы продолжить пьянку под забором, за которым беснуется собака, у компании явно провалились. Черныш на прощание еще облаял нежелательных визитеров и, показательно повернувшись задом, забросал их комьями земли.

Дядя Саша усмехнулся:

- А ты тот еще фрукт. Молодец. Но иди домой.

Прошло два месяца. Дядя Саша уже привык, что его по утрам поднимает собачий лай. Это Черныш нес службу, иногда просто перелаиваясь с уличными псами. Дядя Саша прикрикивал на Черныша и прогонял его со двора, надеясь, что пес уйдет. Он уже знал, что никакого дома у собаки нет. Работая на заднем дворе, дядя Саша нашел лежку, где жил пес.

- Вот задал ты мне задачу, — думал дядя Саша.

Сначала он хотел просто отвернуться от проблемы. Он искал и находил правильные ответы, почему не нужно заниматься приблудной собакой. Ведь на ней был ошейник, а значит, у нее должен быть дом. В недалеком будущем дядя Саша должен был выйти на пенсию и собирался снова переезжать в город. Поэтому ни в коем случае нельзя приручать Черныша. Куда потом его девать? Ну и, в конце концов, нельзя же собирать всех собак, которые оказались на улице! Такими правильными рассуждениями дядя Саша пытался успокоить свою совесть. Он решил не подкармливать Черныша, надеясь, что тот в поисках пищи найдет хорошее место. Может, обживется на каком-либо предприятии. Или приютит какая-нибудь бабушка. Как охраннику, ему цены нет. Но Черныш медленно и верно все таки входил в его жизнь.

В один из дней, когда дядя Саша пошел на работу, на улице возле калитки его встретил Черныш. Своим поведением он просто обескуражил дядю Сашу. Если во дворе пес вел себя очень тихо, то сейчас, на улице, он радостно вилял хвостом, прыгал вокруг, и даже ткнулся носом в ладони. Вел себя так, как будто дядя Саша не ругался на него, а был его настоящим хозяином. То, что для Черныша это не характерно, дядя Саша знал. Он видел, как недоверчиво пес относится к остальным людям.

- Вот хитрец, с какого боку решил подойти! — думал дядя Саша. — Ничего, сейчас по улице пойдем, тебе быстро местные псы твое место покажут.

По дороге на станцию стояли мусорные контейнеры, которые контролировала стая из нескольких довольно крупных собак. Дядя Саша был уверен, что этот «кордон» Черныш не пройдет.

Как только они приблизились к контейнерам, навстречу с лаем бросились четыре пса. Дядя Саша собак не боялся, но ему стало не по себе. В это же мгновение между стаей и ним бросился Черныш. Пригнув голову к земле, оскалив клыки, пес прикрыл собой человека. Вид у него был настолько свирепым, что псы, каждый из которых был крупнее Черныша, остановились как вкопанные. В глаза им в упор смотрел Цепной Пес. Бесстрашный и беспощадный. Даже волки в одиночку не решались сойтись с таким в драке. Собаки сбились в кучу. Нападать на чужака им явно расхотелось.

То же повторилось и на железнодорожной станции. Там тоже обитала стая собак. Люди, уезжавшие утром на электричках регулярно подкармливали животных, так что это место было стратегически важным для выживания хвостатой братии. Здешняя стая была послабее той, с которой только что выдержал противостояние Черныш, он просто с налета разогнал их по всей привокзальной площади. Люди шарахались от собачей свары, сразу послышались недовольные возгласы.

- Ну-ка, иди сюда, — дядя Саша впервые заговорил с Чернышом. Именно заговорил, а не прикрикнул, или обругал. Пес подошел к человеку, смотря ему в глаза, готовый в любое мгновение отскочить в сторону.

- Так, брат, на неприятности легко нарваться. Среди людей драки устраивать нельзя. Иди-ка домой, защитничек, — дядя Саша махнул рукой в сторону дома.

Черныш шарахнулся от взмаха руки, но поняв, что человек не хочет его ударить, завилял хвостом и прошел под рукой, задев плечом ногу человека.

Человек еще что то ему говорил, но в этом голосе уже не было той строгости, которая заставляла собаку держаться подальше. Дядя Саша вновь погрозил Чернышу пальцем, не позволяя идти за собой. Тут подошел поезд, и человек, смешавшись с толпой, исчез в ее чреве. Не найдя дядю Сашу на перроне, Черныш поспешил обратно. Ведь дом остался без охраны! Пес бежал домой, гордо подняв голову, ведь он только что проводил своего человека, не позволив двум стаям причинить тому вред!

Чтобы пробраться в свой двор (он стал считать его своим, с тех пор как Лана выходила его после ранения), Чернышу приходилось пробегать по соседскому огороду. Частенько в него летели камни, но другой дороги не было. В этот раз пес благополучно проскользнул во двор, где возле будки уже ждала Лана. Когда дядя Саша надолго уходил из дома, он всегда оставлял ее во дворе. Для охраны Лана не была предназначена, и до прихода Черныша во дворе совершенно безнаказанно бродили собаки, кошки грелись целыми стаями. Дети, игравшие на улице, перелезали через забор, чтобы достать залетевший нечаянно мяч. Детей Черныш не любил. Слишком жестокими и непредсказуемыми они были.

С тех пор, как пес поселился в этом дворе, все изменилось. Соседские псы признали за Чернышом его территорию, и теперь обходили ее стороной. Но вскоре Черныш перестал довольствоваться только своим двором. Инстинкт постоянно подталкивал его на расширение территории. Чтобы встретить врага еще на подходе, пес стал выносить свой пост на наружный периметр.

Дома дядю Сашу ждали дурные вести. Когда он подходил к калитке, его окликнул сосед Лешка.

- Дядя Саша, вы что, себе еще одну собаку завели? — спросил Лешка.

- Нет, — ответил дядя Саша. — Так, приблудился чей-то, уже все лето у меня в огороде трется. Может, ты знаешь чей? Ошейник на нем есть…

- Значит, не Ваш? Вчера на детей набросился, гад. Я его пристрелю, — сказал сосед.

А вот это было уже серьезно. Лешка был бандитом, и дядя Саша знал, что свою угрозу тот может привести в исполнение. Черныш действительно агрессивен, его срочно нужно убирать с улицы.

Накануне дядя Саша поговорил по телефону со своим братом, и тот выразил желание забрать к себе собаку.

- Если он действительно такой злыдень, давай я его себе заберу, — предложил брат. — Мне хороший охранник позарез нужен. Ты его только на цепь посади, я подъеду, и заберу твоего бродягу.

Дядя Саша подозвал Черныша. Тот весело подбежал, ткнулся носом в руку. Отскочил, словно приглашая поиграть. Дядя Саша попытался погладить собаку, но как только он поднес руку к голове, пес напрягся. Еще мгновение, и убежит! Дядя Саша резко схватил Черныша за ошейник, и тут собаку словно подменили. В глазах его отразился неподдельный ужас, пес стал рваться из рук, двор огласил злобный рык. Дядя Саша крепче ухватился за ошейник, понимая, что если сейчас Черныш вырвется, то больше поймать его не удастся. И в это время Черныш извернулся и схватил зубами руку человека.

- Ах ты, скотина! — выругался дядя Саша, зажимая прокушеную руку. — Пошел вон отсюда! Еще раз увижу тебя тут, ноги переломаю!

Дядя Саша зашел в дом. Доставая аптечку, он продолжал ругать Черныша.

Свернувшись калачиком, Черныш лежал в траве. Хоть на улице было жарко, его бил озноб. Он не понимал, что случилось. Человек был приветлив с ним, все было хорошо, но вдруг он схватил Черныша за ошейник, так же, как это делал тот, который чуть не убил его! Да, Черныш укусил человека, но он же спасал свою жизнь! Страшная, давящая тоска навалилась на бедного пса. Никому нельзя было верить. И Черныш, вздохнув, пошел, куда глаза глядят.

К вечеру погода испортилась, а ночью на землю рухнула буря. Дядя Саша смотрел в окно на собачью будку. Он знал, что в непогоду Черныш ночует там, но сегодня конура пустовала.

- Ну и проваливай, — пытался успокоить сам себя дядя Саша. — Мне до тебя дела нет.

Однако постепенно другие мысли начали занимать голову дяди Саши: это что ж ты пережил, что даже прикоснуться к себе не даешь?

Хотя шрам на морде и покалеченная задняя лапа красноречиво говорили о жизненном «опыте» бедного пса. Злость на собаку уже прошла.

Тактичнее нужно было с собакой обращаться. не видел, что ли, как животное перепугалось, рассуждал дядя Саша.

В этот и два последующих дня Черныш не пришел. Может, оно и к лучшему, думал мужчина, может повезло собаке, нашла себе дом.

Выйдя из калитки, дядя Саша наткнулся на Черныша. Тот стоял, виновато опустив голову.

- Ах ты, бродяга! Где тебя носит? — ласково сказал мужчина. — Ну ка, заходи во двор, пока соседи тебя не увидели.

Черныш сделал шаг. Левая задняя нога была поджата к животу. Дядя Саша позвал Черныша вглубь двора, где находилась его лежка. Черныш устало свалился на свое место. Хозяин ушел в дом. Вернулся он с замороженными куриными лапками, в миске была вода. Черныш был очень голоден и потянулся за едой.

- Ну вот и здорово, — сказал дядя Саша. Инстинктивно он хотел погладить пса, но вовремя остановился. Черныш снова напрягся и оскалил зубы.

- Да, придется поработать с тобой. Ладно, оставайся. Я уехал.

Но едва дядя Саша дошел до конца своего переулка, как его догнал Черныш.

- Ты куда собрался на трех ногах? Я ж сказал тебе домой идти!

Черныш упорно бежал рядом. Проводив дядю Сашу до вокзала и дождавшись, когда тот уедет, Черныш знакомой дорогой поспешил домой.

Вот его новый дом показался из-за поворота. Осталось только пробраться через соседский двор, где три дня назад он не успел увернуться от палки. Черныш пробрался в лаз. Краем глаза он видел соседа за домом, но решил рискнуть, ведь его двор был совсем рядом!

Черныш почти добежал до проема в заборе, как вдруг грохот разорвал воздух. В тот же миг страшный удар сбил его с ног. Казалось, целый рой пчел вцепился в него. Пес взвыл от боли. Извернувшись, он укусил себя в раненый бок. Морда мгновенно стала мокрой от крови. Бежать! Бежать в лес! Черныш кинулся к своему давнему убежищу. Пчелы продолжали грызть его тело. Пес остановился. Двигаться дальше он просто не мог от страшной боли, пронзившей все его тело. Он свалился на бок. Черныш попытался дотянуться до ран языком, но вскоре боль достигла такой силы, что он не мог даже пошевелиться.

Внезапно ему стало легче, боль постепенно стала пропадать. На него опустился густой туман, через который ощущался холод, но Чернышу этот холод был уже не страшен, потому что вдруг большая и сильная мама придвинула его к себе и лизала его своим горячим языком, и он прижимался к ней своим израненным боком, пока не уснул на ее лапе.

Молнии прорезали ночное небо. Во время вспышек было видно, как штормовой ветер полощет ветви ракиты. Прошло уже две недели с того дня, когда дядя Саша оставил на перроне хромого Черныша. Когда на следующий день он пришел с работы, встретили его только Лана с Ксюхой. Дядя Саша отцепил Лану и они вместе пошли к лежке пса. Собака как-то неуверенно обнюхала логово Черныша, его миску и отошла к ногам дяди Саши.

А ночью Лана впервые в жизни завыла. Страх, тоска по другу вылилась в протяжном жалобном вое. Через некоторое время этот вой подхватила еще одна собака, затем еще и еще. В ту ночь в поселке мало кому удалось поспать. Древний, жуткий страх холодил спину и сжимал сердца от предчувствия близкой беды.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

147