Меню
16+

Газета «Кинельская жизнь»

06.11.2018 10:40 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 [1] от 03.11.2018 г.

Не забыть время страшное, несправедливое

Автор: Мария КОШЕЛЕВА
Подготовлено совместно с кураторами историко-краеведческого музея школы № 8 В. Д. Лазаревой, И. Е. Пильтяевой.

Фотодокументы семьи Павлихиных хранятся в школьном музее.

В АРХИВЕ ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКОГО МУЗЕЯ АЛЕКСЕЕВСКОЙ ШКОЛЫ № 8 — СУДЬБЫ И ВОСПОМИНАНИЯ ТЕХ, КОГО НЕ ОБОШЛА СТОРОНОЙ ВОЛНА ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ

Если об одних страницах истории современники рассказывают много и охотно, то о репрессиях предпочитают молчать. До сих пор воспоминания о том страшном времени болью отзываются в сердцах внуков, правнуков тех, кто попал под маховик политических гонений. Тем не менее, помнить историю своей страны, знать о судьбах своих земляков — не только право, но и долг каждого из нас.

МУЗЕИ — ХРАНИТЕЛИ ИСТОРИИ

Воспоминания жертв политических гонений, документы и фотографии алексеевцев, которых не обошли стороной репрессии, хранятся в архивах музеев. В Алексеевке большую работу по сохранению памяти ведет историко-краеведческий музей школы № 8 имени Сергея Кафидова. Куратор музея Валентина Дмитриевна Лазарева бережно собирает и хранит воспоминания своих земляков. Она помогла газете в подготовке данного материала, предоставив из архива уникальную информацию. Эту увесистую папку музейные работники собирали по крупицам. «Кто-то приходил к нам и рассказывал о событиях того времени, — говорит куратор музея. — Тетради, дневники с воспоминаниями, документы и фотографии приносили родственники. В нашем архиве есть, например, дневник Фаины Петровны Исаевой — племянницы репрессированной жительницы нашего поселка Веры Сергеевны Зазиной. В ее рукописях — история всей семьи. Сегодня в честь революционера Федора Зазина названа одна из улиц поселка. А ведь когда-то Веру Сергеевну называли «врагом народа», а Федора — «государственным преступником».

Одна из традиций школы — в преддверии Дня памяти жертв политических репрессий проводить встречи со школьниками. На них дети узнают о событиях того времени от тех, кто не был их участником, но сохранил воспоминания близких — для истории, для новых поколений.

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТАЯ

Самый объемный материал, который хранится в школьном музее — о семье Зазиных. Когда-то небольшая улица, расположенная в частном секторе Алексеевки, носила название Рабочая. Новое имя она получила в честь революционера, моряка Федора Сергеевича Зазина. Именно здесь, на тихой поселковой улочке прошло его детство. В 1900-м году глава семейства Сергей Зазин умер. Вдова с десятью малолетними детьми, как ни было ей тяжело, всех подняла, воспитала, выучила. Сына Федора отправила служить на Черноморский флот. В 1905 году молодой моряк, воодушевленный идеями большевизма, участвовал в восстании на броненосце «Потемкин». Позже Федора Сергеевича Зазина осудили и казнили, как государственного преступника.

Пострадала и самая младшая из детей Зазиных — Вера Сергеевна. В девятнадцать лет она добровольцем вступила в ряды Красной Армии, в составе 25-й дивизии воевала под командованием Василия Ивановича Чапаева. Позже работала на высоких партийных должностях. Но в 1938 году ее осудили — за «уклонение» от идей партии. «25 февраля 1938 года Зазина В. С. на заседании парткома при обкоме ВКП (б) была исключена из рядов партии как враг народа и арестована органами НКВД, — вспоминала в своем дневнике племянница Зазиной, Ф. П. Исаева. — Следствие по ее делу велось два года...». Обвинили Веру Сергеевну в сочувствии идеям троцкистов и приписали «участие в право-троцкистской организации».

Наказание женщина отбывала в сибирских лагерях, трудилась в полях, работала прачкой. Домой Вера Сергеевна вернулась только в 1946 году, когда родственники уже не надеялись увидеть ее живой. За это время улицу Зазина вновь переименовали в Рабочую. Статус «врага народа» с Веры Сергеевны сняли лишь в 1955 году, когда военная комиссия Верховного суда СССР завершила уголовное преследование и отменила приговор в связи с «отсутствием состава преступления». Спустя два года В. С. Зазина была восстановлена в партийных рядах, а в 1957 году Рабочая улица вновь получила имя ее семьи — и оно до сих пор остается неизменным.

«Про себя и про репрессии Вера Сергеевна рассказывать не любила, слишком тяжелыми были эти воспоминания, — пишет в своем дневнике Ф. П. Исаева. — И только в конце пятидесятых она в алексеевской школе впервые рассказала о своем брате Федоре. Мечтала, что в его честь на доме Зазиных будет установлена мемориальная доска».

Сегодня дома, где жила большая семья, уже нет. Но остались воспоминания, которые музей бережно сохранил для всех, кто интересуется историей поселка и своих земляков.

РАЗРУШЕННЫЕ СУДЬБЫ

Волна репрессий была беспощадной. Достаточно было хороших дружеских или даже трудовых отношений с тем, кого признали врагом народа. Это подтверждает история еще одного жителя поселка, которая хранится в архиве музея.

Знакомство с будущей супругой Антониной, или Тосей, как называл суженую Иван Иванович Павлихин, сулило счастливую семейную жизнь и тихий размеренный быт. Мужчина устроился на работу в молодое и успешное предприятие — алексеевский серный комбинат. Трудился личным водителем руководителя Ф. Г. Крайнова, который строил и развивал крупнейшее производство.

В предвоенные годы Крайнова арестовали и расстреляли, признав врагом народа. Как приближенное лицо, пострадал и его шофер. 16 ноября 1937 года Иван Иванович Павлихин был осужден и отправлен в тюрьму. Реабилитировали мужчину только в 1957 году, когда Президиум Куйбышевского областного суда отменил предыдущее судебное постановление. И снова — «за отсутствием состава преступления».

Вот так волна политических репрессий смяла, разрушила счастье молодой семьи. В архиве музея сохранилась та самая справка о реабилитации Павлихина и фотография Ивана Ивановича с подписью: «Любимой жене Тосе и дорогому сыну Жене от И. И. Павлихина на долгую память. Станция Известковая». И ответный снимок от супруги — с подписью: «Своему любимому Ивану Ивановичу. Летят годы нашей молодости. Они пройдут, их не воротишь. Тяжело в разлуке на долгие годы. Тося».

ЖЕРНОВА РЕПРЕССИЙ

Не обошли стороной репрессии и семью Эрны Эммануиловны Фоминой, в девичестве — Гард. В самом начале войны семью, в которой подрастали шестеро детишек, лишили и уютного дома, и счастливого будущего. Отправили в колхоз, где детям наравне со взрослыми пришлось работать, не покладая рук, чтобы не умереть с голоду. Но хуже всего было терпеть издевательства сверстников. «Иначе как фашистами, из-за фамилии, нас не называли», — вспоминала Эрна Эммануиловна. И это несмотря на то, что отец и старшие братья воевали на фронтах Великой Отечественной войны.

Повестка на фронт пришла и матери, на руках которой был новорожденный ребенок. «Она плакала, пытаясь объяснить, что младенец без нее погибнет. Ее так и не услышали, — рассказывала Э. Э. Фомина. — Мама оставила малыша нам, но у нас даже не было еды, чтобы накормить его. Когда маму вернули домой, было уже слишком поздно». После войны жизнь большой семьи понемногу наладилась, родители восстановили быт, взрослые дети создали свои семьи. О том, что пережито, старались говорить как можно реже, но забыть то время — страшное и несправедливое, по признанию Эрны Эммануиловны, было выше всяких сил.

Хранятся в музейных архивах воспоминания жительницы Алексеевки Зинаиды Васильевны Гордеевой. В ее большую и дружную семью беда пришла, когда девочке было всего пять лет. «За что забрали отца — неизвестно. Скорее всего, за то, что жили мы в достатке, — вспоминала женщина. — В тридцатых годах у нас было подворье, сад, большой дом, своя земля…». О судьбе отца, Василия Илларионовича Грищенко, дети не знали много лет. Только через несколько десятилетий им удалось получить справку о том, что отец был приговорен к высшей мере наказания и расстрелян зимой 1937 года. Зинаида Васильевна в своих воспоминаниях делилась: «После того, как отца арестовали, жить нам было очень тяжело. Школу мы так и не закончили, а после войны разъехались, кто куда. Конечно, если бы не репрессии, наши жизни сложились бы совсем иначе».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

115