Меню
16+

Газета «Кинельская жизнь»

05.08.2019 12:52 Понедельник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 31 от 03.08.2019 г.

Из плеяды тружеников

Автор: Татьяна ДАВЫДОВА

ОБЩИЙ ТРУДОВОЙ СТАЖ РОДА ПОТЕМКИНЫХ В ОТРАСЛИ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА СОСТАВЛЯЕТ БОЛЕЕ ТРЕХСОТ ЛЕТ

Кто создает историю города? Конечно, его жители. Жизнь каждого горожанина ложится своим узором на полотно всеобщей летописи. Слова, дела, поступки оставляют на ней свой след. Страницы в биографию целого города своей жизнью и трудом вписала и эта семья.

«ЗОЛОТО» ОТНОШЕНИЙ

О Викторе Сергеевиче и Лидии Михайловне Потемкиных на страницах нашей газеты мы уже рассказывали. Они в этом году свадебные юбиляры — отмечают золотой юбилей супружества. По столь радостному событию их пригласили на торжество в городской отдел накануне Дня семьи, любви и верности, где вместе с другими гостями они получали поздравления с юбилеями семейных союзов. Историей знакомства супругов Потемкиных невозможно было не заинтересоваться. Она — сотрудник Госбанка, он — железнодорожник. Их пути пересеклись в городе Лиски, недалеко от Воронежа, куда по распределению после учетно-кредитного техникума кинельчанка Лидия была направлена.

«Я бежал в кино, где назначил свидание. Торопился, никого не замечал. Друг окликнул: мол, куда так спешишь? Пока ему на ходу объяснял, вдруг ни с того ни с сего слышу: «А я тебя не пущу!». Гляжу — передо мной стоят девушки, одна руки распростерла. И меня будто тут же переключили. Это было очень неожиданно, — вспоминает Виктор Сергеевич. — От товарища разузнал, что она живет в общежитии. Пришел к Лидии, а она не вышла. На следующий день — та же история. По стене общежития водосточная труба проходила, рядом с балконами. По ней и полез на второй этаж, взобрался на балкон. Девчата меня увидели, завизжали. Я с перепугу прыг на землю. Зато в следующий раз она вышла. Смотрит так на меня свысока. Это, как сейчас помню, было во вторник. А в среду пришел и говорю: «Дай паспорт свой, и пошли в ЗАГС». А она: «Подумаю». Но я своего добился, в пятницу заявление подали. И вот уже пятьдесят лет вместе».

Супруги Потемкиных воспитали двух дочерей. Бабушкина с дедушкой радость — трое внуков. Для них всех Виктор Сергеевич и Лидия Михайловна — главные ориентиры в жизни.

ДИНАСТИЯ

Слово «династия» пришло в русский язык из греческого и первоначально означало «род, дом», говоря о государстве — поколение, из которого вышло несколько последовательно царствовавших лиц. Сейчас династийность предполагает унаследование детьми, внуками профессий, традиций, сохраненных и преумноженных их отцами, дедами, прадедами. В таких семьях наследуются не только трудовые и профессиональные качества, но и передается уважение и приверженность к определенному предприятию, производственному коллективу.

Кинель, жизнь которому дала стальная магистраль, был и остается городом железнодорожников. Все мы «по-родственному» связаны друг с другом, потому многие из тех, с кем живем в соседях, вместе работаем, отводим детей в детский сад, дружим, трудятся на предприятиях Кинельского железнодорожного узла. Виктор Сергеевич Потемкин здесь, в нашем городе, состоялся в профессии — отдал ей 44 года, 32 из которых был машинистом электровоза. На железную дорогу пришел по стопам отца.

«Нас было шестеро детей в семье. Братьев четверо. Мы все бегали к отцу на работу, когда он на экипировке был. Наверное, потому все пошли в железнодорожники. Отец Великую Отечественную войну захватил. Его не взяли на фронт, потому что у поездников была бронь. Они и без того, считай, воевали, — рассказывает Виктор Сергеевич. — Не раз под бомбежку попадал. Однажды это случилось, когда подвозили боеприпасы на фронт. Весь состав раскурочило, паровоз засыпало. Откопали только отца, а кочегара и машиниста не нашли. В Кинеле и меня на паровоз поставили. К отцу приехал в Лиски: он уже тяжело болел, не мог разговаривать. Ему говорю: «Я машинист паровоза». Он заулыбался. Ему было приятно это слышать».

МАШИНИСТ ШИРОКОГО ПРОФИЛЯ

В Лисках Виктор Сергеевич всего два года отработал помощником машиниста паровоза и переехал с семьей на родину супруги. В Кинеле прошла вся его трудовая жизнь. Здесь обучился на машиниста паровоза. И ему сразу доверили технику. На тот момент на станции оставался только один паровоз. На нем в вагонном депо делали маневры: подавали вагоны.

«На паровозе физически тяжелее было работать: не посидишь, как на электровозе. Но и интереснее. Это была живая машина», — с ностальгией вспоминает Виктор Сергеевич.

Позже Потемкина перевели на электровоз. «Когда ведешь электровоз, нет времени подумать: за тобой состав из 70 и свыше вагонов, его быстро не остановишь. За секунды ты должен разрешить сложившуюся ситуацию. Если не решишь — ты не машинист.

В последнее время приходилось даже сдвоенные поезда водить: когда состав доходит до 140 вагонов. Я впереди, а во втором локомотиве еще один машинист. Командую: «Поехали!», и мы одновременно должны набирать скорость. Перед тем как тормозить тоже даю команду. Он жмет на тормоз через 5-7 секунд. Я отпускаю тормоза, и он тоже отпускает, — рассказывает Виктор Сергеевич.- На моем веку было много всего. В 2000 году даже сход состава произошел.

На Абдулино меня первого обкатали (стажировали). И вот надо вести состав. Нас подняли в первой половине ночи. Диспетчер говорит, ты от электрички «убежишь»: надо было решить, кого первым пускать. А у меня был тяжелый поезд — 6 тысяч 200 тонн, везли уголь. Я ей отвечаю: «Конечно, убегу». За электричкой тяжело ехать: она везде останавливается. И я поехал. Доезжаю до Асекеевского уклона, там ограничение скорости 65 км/ч. Три раза тормозишь, на четвертый раз тормозишь и отпускаешь. Я только в третий раз тормознул, и у меня поезд встал. Хотя он должен был катиться: уклон там крутой. По рации шум: диспетчер видит, что я стою. Смотрим приборы — давление на манометре нормальное. Помощник предлагает, раз все нормально, надо трогаться. Но я решил перестраховаться и сначала проверить. Отправил его. Прибегает: оборвали автосцепку. Не может быть: это же уклон. Обычно автосцепку можно оборвать на подъеме. Решил сам проверить. Прибегаю. Нет, автосцепки целы. Думаю, почему же 22 вагона на боку. Гляжу — шпалы битые, то есть вагоны бежали по шпалам. Потом, когда транспортная прокуратура вела расследование, на допросе мне показали фото, где было видно, что подряд на десяти шпалах были вынуты костыли. (Кто-то забрал на цветмет). А ведь вперед хотели пустить скоростную электричку. Она тоже бы оказалась на боку. Плюс я бы на нее «налетел» сзади».

Разбирательства по отношению к Потемкину тогда длились недолго: скоростемерная лента показала, что машинист действовал согласно инструкции. И Виктор Сергеевич через три дня отправился в свою очередную поездку.

Когда Потемкин уже собрался было уходить на заслуженный отдых, его уговорили остаться в депо компрессорщиком. И он, будучи на пенсии, еще десять лет проработал на железнодорожном предприятии.

СУДЬБА НА ДВОИХ

Лидия Михайловна по образованию хоть и не железнодорожник, но тем не менее крепко связана с этой профессией. Все ее детство прошло на северной стороне Кинеля, она жила на улице Пушкина. А училась в железнодорожной школе № 60 (ныне Дорожный учебный центр РЖД), которая по сей день стоит практически на путях. Одноклассники все почти из семей железно-дорожников. Школьный звонок то и дело перебивался гудками проходящих поездов.

«В Кинеле всегда была почетна профессия железнодорожника. Почему? Наверное, лучше всех знают те, кто хоть немного поработал в этой отрасли», — говорит Лидия Михайловна.

ПРАЗДНИК ДЛЯ ВСЕЙ СЕМЬИ

Сегодня старшая дочь Наталья продолжает династию железнодорожников в семье Потемкиных.

«Помню, как папа в детстве взял меня с собой в поездку. Впечатлил, конечно, электровоз, но больше всего удивило то, как он едет, как находит нужный путь, знает, куда повернуть, — вспоминает Наталья Викторовна. — Когда окончили школу № 46, мы с подружкой Еленой Полковниковой поступили в железнодорожный институт. Все-таки железная дорога всегда отличалась стабильностью. Но мое поколение попало в 90-е годы. На нашем выпуске закончилась распределительная система трудоустройства выпускников вузов. В результате вся наша группа попала в проводники. Я семь лет отработала там. Была летним начальником поезда. Но вернулась в Кинель. И вот уже двадцать лет работаю в вагонном депо — ВЧДЭ-17 оператором перевозок. И муж тоже здесь трудится, он осмотрщик».

Железная дорога стала своеобразным стержнем, вокруг которого формировалась семья Потемкиных. Масштаб династии можно ощутить и по числу работающих в этой отрасли родственников, и по числу лет их работы в отрасли. Общий фамильный стаж только семьи Виктора Сергеевича составляет 100 лет, а если в расчет брать весь их род, то выходит даже больше трехсот.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

63