Меню
16+

СМИ — сетевое издание "Кинельская жизнь"

15.04.2020 14:24 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 15 от 14.04.2020 г.

Обнимая небо

Автор: Анна ИВАНОВА

В ЭТОМ ГОДУ ДЕНЬ ВОЙСК ПВО СОВПАДАЕТ С ДНЕМ КОСМОНАВТИКИ — ОТМЕЧАЕТСЯ 12 АПРЕЛЯ. ДАТУ ПЕРВОГО ПОЛЕТА ЧЕЛОВЕКА В КОСМОС ЛЕТЧИКИ АВИАЦИИ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ ТАК ЖЕ СЧИТАЮТ СВОИМ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ПРАЗДНИКОМ. И ПО-ПРАВУ

Авиация ПВО как род Вооруженных Сил предназначена для противодействия воздушно-космическому противнику, прикрытия стратегических и государственных объектов от ударов внешнего врага. Многие знают, около пятидесяти лет в Кинельском районе дислоцировался полк истребительной авиации ПВО СССР, выполняя задачи по обороне воздушного пространства страны. Корреспонденты газеты побывали в гостях у ветерана авиации ПВО, летчика-истребителя майора в отставке Петра Васильевича Потапова. С 2005 года он с семьей живет в поселке Лебедь.

В воздухе -  1800 часов жизни

В 1975 году лейтенант П. В. Потапов по окончании Армавирского высшего военного училища летчиков противовоздушной обороны прибыл в распоряжение командира истребительноавиационного полка, который дислоцировался в поселке Октябрьский Кинельского района.

В этой войсковой части Петр Васильевич прошел путь от летчика-истребителя до начальника разведки полка. К моменту увольнения в запас в 1993-м в летной книжке майора авиации значилось 1800 часов налетов, продолжительность военной службы в календарном исчислении составила 24 года, а в «льготном» - 42 (с учетом выполненных полетов на сверхзвуковых самолетах в выслугу лет один год засчитывается за два).

МЕЧТА 

Откуда у сельского паренька из семьи домохозяйки и слесаря совхоза «Поимский» Белинского района Пензенской области появилась мечта стать летчиком, Петр Васильевич теперь и не вспомнит. А только появилась она еще в детстве. Возможно, увидев в газете или журнале фотографию самолета, ученик начальной школы Петр Потапов в сочинении на «вечную» тему написал: «Хочу стать летчиком…». И стал. Учительница сохранила его тетрадь и долгое время потом показывала своим воспитанникам в назидание: мол, вот — исполнил человек свою мечту.

Однако путь в профессию оказался не столь быстрым. Врачебная комиссия не допустила выпускника школы к поступлению в летное. А для срочной службы оказался годен. Призывника П. В. Потапова направили служить в ракетный полк, под Нижний Тагил. Начались армейские будни, но мечта о небе в строгом распорядке службы не растворилась, не угасла. Намерение стать летчиком-истребителем было твердым, и Петр Васильевич продолжал готовиться все два года срочной службы. А потом написал рапорт о своем решении — поступать в Армавирское высшее военное училище летчиков ПВО. Командиры-начальники не давали рапорту хода, настаивали - держать экзамены только в вузы РВСН. Помогло веское слово замполита батареи — он из бывших летчиков был. 

ПЕРВЫЙ ПОЛЕТ

В воздух курсант второго года обучения Потапов впервые поднялся на двухместном учебнотренировочном самолете ИЛ-29. Это были учебные полеты в 1972 году в Сальянах (Азербайджан). Но прежде — усиленная теоретическая подготовка, долгий процесс обучения на тренажерах. «И вот, сжимаю ручку управления машиной, сзади за шторкой — инструктор. Выполняю все предписания и команды. Взлет… Душа запела, — вспоминает Петр Васильевич. — Я управляю самолетом, чувствую, как машина подчиняется, передо мной — огромное чистое небо». План полета выполнен, а впереди самая сложная и опасная задача — правильно приземлиться.

Истребители-перехватчики — легкие одноместные самолеты. Полеты с инструктором «в спарке» осуществляются для допуска к самостоятельному пилотажу. Даже опытный строевой летчик после возвращения из отпуска или из госпиталя сначала получает допуск инструктора, и после тренировочного полета в книжке отмечается разрешение на вылет. «Мастерство достигается доскональным изучением кабины на земле, летчик учится с закрытыми глазами находить приборы управления, детально проигрывает весь предстоящий полет, — рассказывает Петр Васильевич. — Это поначалу мы летали только при ясном небе, когда видно землю, полосу приземления. Но истребитель должен взлететь в любую погоду, днем и ночью».

Техника постоянно совершенствуется, новые типы сверхзвуковых самолетов не просто отличаются от своих предшественников, — это совсем другие модели. И летчики осваивают новые воздушные машины. В годы учебы в Армавирском авиационном училище П. В. Потапов летал на МиГ-17. В начале службы в полку истребительной авиации ПВО он управлял СУ-9. Советские летчики высоко ценили пилотажные свойства этой машины. А в 1981 году освоил МиГ-23П и продолжал полеты на нем до увольнения в запас.

В РЕЖИМЕ ОПАСНОСТИ

Одно из условий допуска к полетам — умение управлять парашютом. В ежегодную «обязаловку» подготовки входило не менее двух прыжков. В 1988 году в соревнованиях на первенство войск ПВО Потапов с товарищем выполнял прыжок с парашютом на точность приземления, далее задача — добежать к стойке, взять оружие и с автоматом наперевес — еще километр до условленной точки. Во время прыжка случился неожиданно сильный порыв ветра, летчиков отнесло. Оба неудачно приземлились в утреннюю росу. Потапов все-таки успел выполнить задачу, превозмогая боль. Наличие системы катапультирования в сверхзвуковых самолетах — это подстраховка, она позволяет летчику осознавать, что в крайней ситуации он может воспользоваться средством спасения. Но классный летчик прежде всего предпримет все возможное, чтобы сохранить машину, даже если это нарушение приказа покинуть самолет.

Такой памятный экстремальный случай был и в судьбе военного летчика Потапова. С полигона Сары-Шаган (полуостров на озере Балхаш), где проходили учебные стрельбы, эскадрилья на свою базу — на аэродром Бобровский — вернулась не в полном составе: отсутствовал самолет Потапова. Сведений от него не было. «Летели звеном, на пути домой в моей машине отказали приборы. Высота около 4-5 тысяч метров, видимость нормальная. Понял, что где-то рядом аэродром Тоцкое: решил — дотяну, — рассказывает о том случае Петр Васильевич. — Поставить в известность руководителя полета не было возможности — средства связи не работали. Покачал крылом и рукой махнул сзади идущему: «Вперед выходи!». Приземлился самовольно на «чужой» запасной аэродром. Подбежали летчики тамошние, и с тревогой: «Ты кто? Откуда?». А мне так хорошо, спокойно стало, что получилось посадить самолет, спасти ракеты. Улыбаюсь и молчу».

Потапов дошел до КПП, представился, объяснил ситуацию. Пока разбирались, налаживали связь (аэродром принадлежал ВВС, не ПВО, — системы разные), в своей части пропавшего летчика искать начали, «шум» поднялся. Когда убедились, что жив-здоров и самолет цел, успокоились. Из Управления в Свердловске позвонили, предупредили: такой поступок ордена достоин. Ремонтная группа, прилетевшая с родного аэродрома на следующий день, устранила неполадку. Оказалось, оборвалась рессора в генераторе, поэтому ни связи, ни электричества в машине не было. Летчик «облетал» самолет, вернулся на родной аэродром. А там вместо ордена — «выговор» был уже объявлен за то, что вовремя не доложился о поломке. Разобравшись, на следующий день сняли дисциплинарное наказание — вот такое «поощрение» получилось.

ПОСТОЯННАЯ ГОТОВНОСТЬ

Находящиеся на вооружении истребительной авиации самолеты-перехватчики несут круглосуточное боевое дежурство. Летный состав истребительно-авиационного полка ПВО в Октябрьском свою основную задачу по охране вверенных стратегических объектов выполнял «на отлично».

Летчики-перехватчики должны быть готовы в считанные минуты уничтожить любой объект-нарушитель воздушного пространства страны или принудить его к посадке. Они регулярно поднимаются в небо при поступлении сигнала о возможных нарушениях воздушных границ, а также при обнаружении метеозондов в стратосфере планеты. И поэтому учебная отработка полетов проводилась постоянно.

В тренировочных полетах истребители полка имитировали «врага» друг для друга или «сражались» с летным составом соседних полков. Об учебных полетах эскадрильи неоднократно писала военная пресса. В семье Потаповых хранят несколько пожелтевших от времени, но особо памятных выпусков. Вот на снимке в газете «За Родину» — печатном органе Краснознаменного Приволжского военного округа – уверенно шагают истребители подразделения после выполнения тренировочных полетов, среди которых летчик 1-го класса капитан П. В. Потапов. «Военнослужащие довольны выполненным заданием. «Противник», стараясь прорваться к охраняемому истребителями объекту, шел на разного рода уловки: прикрывался помехами, крался у земли, используя рельеф местности, пытался нанести ракетно-бомбовый удар из стратосферы (высота – более 17 тысяч километров — ред.). Новсякий раз его настигало возмездие — летчики передовой эскадрильи «уничтожали» самолеты условного противника с первой атаки…» — таким текстом сопровождается фотография. А вот что 6 сентября 1984 года писала «Красная звезда» (центральный орган печати Министерства обороны СССР): «На выполнение учебно-боевой задачи в воздух поднялись один за другим два самолета: ведущий — командир эскадрильи майор Н. Дорогов, ведомый – командир отличного звена капитан П. Потапов. Военные летчики 1-го класса отлично владеют сложной авиационной техникой, тактикой воздушного боя и все полетные задания выполняют с высокой оценкой».

На снимке: с улыбкой смотрят в небо друзья — боевые летчики в шлемах, только покинувшие свои сверхзвуковые машины после выполнения полетов… «Позже Николай Дорогов трагически погиб, выполняя задание высшего пилотажа в плановом полете», — с болью в сердце рассказал Петр Васильевич. Военная служба всегда сопряжена с опасностью, любой полет на сверхзвуковом самолете связан с риском для жизни летчика.

Для Петра Васильевича, наверное, как и для многих летчиков-истребителей, служба тем интереснее, чем сложнеезадачи приходилось решать в воздухе. «Отлетаешь в условиях малой видимости минут 40-50. Все упражнения выполнил,перехват, сложный пилотаж… Горючее на исходе. Вынырнул под облака. Приземляюсь по глиссаде (траектория снижения летательного аппарата — ред.), уставший, весь взмокший, но счастлив и доволен результатом», — рассказывает Петр Васильевич, словно вчера был его крайний полет. И вспоминает интересный случай. Летчиков часто неожиданно поднимали по тревоге. Это проверка готовности к взлету: за определенное время нужно успеть выполнить необходимые мероприятия. По докладу: «К взлету готов!» обычно объявлялся отбой тревоги. Но однажды зимней ночью, в метель, после рапорта о готовности Потапов получил команду: «Запуск! Взлет!», и затем в полете: «Включить прицел, оружие!». Летчик-истребитель не видит «противника», только точкуна экране прибора. Цель может находиться в 40-60 километрах от самолета. В этот раз на экране прицела светилась дополнительная точка — значит, объект «свой».

Военный летчик получил команду с земли и должен действовать по приказу. Какие мысли кружились в голове в эту минуту, Потапов не уточняет. Напряжение зашкаливало — Реальная цель в мирное время, в родном небе! Через несколько секунд прозвучало спасительное: «Отбой!».

Только на земле Потапову объяснили, что произошло. Дежурному из Свердловска поступил сигнал: «Захват воздушного судна». Дело в том, что в гражданской авиации есть система связи с военными. В случае опасности капитан воздушного корабля нажимает тревожную кнопку, в эфир идет информация о том, что на судне непорядок. Оказалось, сработал ложный сигнал.

НАДЕЖНЫЙ ТЫЛ

При такой ответственной, сопряженной с каждодневным риском деятельностью мужчины особенно важна роль женщины в сохранении домашнего очага. Крепкая семья Потаповых – пример заботы друг о друге, уважительного отношения супругов, где каждый — вселенная. Свои чувства, зародившиеся еще в старшей школе (Ольга и Петр учились в параллельных классах), они пронесли через всю жизнь. Ольга Владимировна Потапова окончила физико-математический факультет Пензенского педагогического института. Вместе с мужем в декабре 1975 года приехала к месту службы в поселок Октябрьский,а на следующий день в Кинельской районной больнице родила первенца. Мальчика назвали Виктором. Через шесть лет у Потаповых родился сын Дмитрий.

С самого начала службы мужа в авиационном полку Ольга Владимировна возглавила вечернее отделение, затем три года была завучем и почти двадцать лет работала директором школы в поселке Октябрьский. «Это было счастливое время, — вспоминает жена офицера. — Жизнь кипела, все вертелось: активно работал женсовет, в Доме офицеров и солдатском клубе проводили замечательные концерты и праздники. Дети занимались в кружках, мероприятия в школе проходили интересно, зрелищно».

Но жены летчиков жили в постоянном напряжении, прежде всего они — ждали. Радовались, если слышали гул сверхзвуковых машин в небе, и беспокоились, если вдруг наступала гнетущая тишина. Когда полеты не прерывались — значит, все хорошо, все идет по плану.

После увольнения в запас Петра Васильевича, Потаповы задумали вернуться на малую родину, в Пензу. Но сыновья не согласились, они родились и выросли здесь. «Мы решили остаться в Кинеле. Родина там, где родные люди, где все становится близким», — резюмировала Ольга Владимировна. К Потаповым нередко приезжают бывшие сослуживцы Петра Васильевича. По традиции, собираются 9 Мая у озера, вместе вспоминают дни службы.

Петр Васильевич и Ольга Владимировна гордятся своими сыновьями и тремя внуками. Старший внук Егор в прошлом году окончил Военный инженернотехнический университет в Санкт-Петербурге. Сейчас он проходит военную службу по контракту в Москве. В начале апреля в его семье родилась дочь Мирослава — большая радость для прадедушки и прабабушки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

89