Меню
16+

СМИ — сетевое издание "Кинельская жизнь"

22.05.2020 14:10 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 08.05.2020 г.

Ладновы - воины

Автор: Анна ИВАНОВА

История озера Ладное известна читателям газеты. Рукотворный водоем был создан стараниями большой крестьянской семьи, переселившейся в начале прошлого столетия из Полтавщины в Кинель. В течение нескольких лет природный уголок преображается благодаря совместным усилиям потомков главы семейства Миная Ладний (Ладнова), общественности, при значительной поддержке администрации городского округа. В настоящее время в районе озера идут большие работы по благоустройству прибрежной территории. Преобразования стали возможными благодаря победе на Всероссийском конкурсе проекта муниципалитета «Кинель — город чистых озер».

Богом хранимые

В юбилейный год Победы представители большой семьи обратились к истории подвига Ладновых-воинов. Когда над страной нависла черная туча войны, мужчины из многочисленной семьи, кто мог воевать, встали на защиту Родины.

Галина Ивановна Казакова (Ладнова), правнучка Миная, начала работу по увековечению памяти членов большого семейства - участников Великой Отечественной войны — в проекте «Дорога памяти», реализацией которого занимается Министерство обороны РФ. Она призвала к участию и своих родственников.

По крупицам собирают сведения, воспоминания и документы об отцах, дедах, прадедах. Вот что интересно — все Ладновы вернулись с войны домой. После ранений, контузий, но живые.

«Отцы наши и деды словно заговоренные, Богом хранимые, - говорит Галина Ивановна. — В семье были крепкие патриархальные устои, соблюдались библейские заповеди, старших почитали, не смели ослушаться. К труду приучались сызмальства».

Военный комиссариат города Тольятти, где она проживает. Работники учреждения помогли внести информацию и разместить фотографии героев семьи в многомиллионной галерее «Дорога памяти», которая будет расположена на территории у Главного храма Вооруженных Сил России.

ИВАН ГОРДЕЕВИЧ

Ивана Ладнова (15.04.1920 года рождения) призвали на действительную военную службу в октябре 1940 года. Он служил в Чите писарем при штабе, поскольку обладал четким, красивым почерком. Боец Ладнов подготавливал документы и распоряжения, а с началом войны и списки отправляемых на фронт. Конечно, молодой солдат стремился на передовую бить фашистов, в нарушение приказа командира он вносил в каждый список и свою фамилию. Но при проверке его из списка вычеркивали. И все-таки Иван добился своего, просьбу удовлетворили.

В составе 1335 зенитного артиллерийского полка рядовой Ладнов И. Г. отправился на передовую. Служил санинструктором, пулеметчиком, выполнял задания разведки полка. За доблесть и отвагу Иван Гордеевич Ладнов был награжден медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», орденом Отечественной войны I степени.

В семье вместе с наградами отца Галины Ивановны хранятся несколько школьных тетрадей, в которые ее мама, Вера Борисовна, записывала воспоминания супруга. Делала она это втайне от него, по просьбе дочерей. Не желали фронтовики бередить память, рассказывать о тяжелых военных дорогах. Только тихими семейными вечерами иногда, в минуты откровений, Иван делился с женой пережитым. В октябре-ноябре 1943 года войска 3-го Украинского фронта, в состав которого входил и 1335 зенитный артполк, вели битву на протяжении Купянск — Харьков — Днепропетровск — Запорожье. Часть, в которой воевал Иван Гордеевич Ладнов, гнала немцев на запад в районе Харькова.

Галина Ивановна помнит, как отец восхищался певучими звонкими голосами местных селян. Из тетради фронтовых воспоминаний И. Г. Ладнова: «Когда форсировали реку Днепр, шли сильные бои, немцы атаковали во всю мощь. В одном из боев меня «царапнуло», но я не обратил внимания, так как увидел тяжелораненого командира роты. Стал кричать, звать кого-нибудь. Поняв, что помощи ждать неоткуда, потащил командира с поля боя. Доволок его до полевой медсанчасти, и врач, увидев, что я тоже ранен, оставил меня. Вернулся в часть через несколько дней, ранение было легким».

Однажды Ивану Ладнову удалось в одиночку захватить в плен немца: «После форсирования Днепра немец отступил, но недалеко. Ребята немного расслабились, некоторые пошли в украинское село в надежде раздобыть моченые яблоки, а я двинулся в сторону леса по «нейтральной» полосе и случайно наткнулся на спящего под деревом фрица. Наставил автомат в его сторону и закричал громко «Хенде хох!». Он руки поднял от неожиданности еще в лежачем положении и начал лепетать быстро что-то на своем, немецком. Молча ткнул ему в спину автоматом, мол: «Давай, иди!» — показал направление. Привел его в штаб, как положено. Надеялся, конечно, что за «языка» мне дней десять отпуска дадут, домой хотелось очень, своих повидать. Ну, куда там! Не отпустили, конечно… Эти звери так лютовали, никого не жалели — ни стариков, ни детей из мирного населения. Гнать и гнать их еще предстояло с нашей земли».

Еще об одном поступке поведал Иван Гордеевич: «По заданию командира разведроты направился осмотреть местность. Вдруг недалеко от «нейтралки» вижу — падает наш подбитый самолет. Пополз я к месту падения, услышал стоны, добрался до кабины кое-как, а там — радист и штурман. Вытащил их с трудом, штурман шепчет: «Вернись за планшетом». Забрал я папку из кабины, едва отползли от самолета, а он загорелся. Летчики оба тяжело были ранены, штурмана пришлось тащить на себе, а радист еле-еле полз за нами. Доставил обоих на точку КПП полка. Командир выделил машину и приказал мне сопроводить их в полевой госпиталь. Позднее мне сообщили о награде медалью «За боевые заслуги».

В октябре 1943 года часть полка во главе с начальником штаба перебрасывали на другой участок. Машины с бойцами попали в засаду: «Обстреляли неожиданно, врасплох, мы даже не успели развернуть пулеметы. Нескольких солдат в кузове и шофера убило, начштаба и меня ранило. С этого дня начались мытарства по госпиталям». Ранение было в левой голени, ногу собирались ампутировать. Но Иван не согласился, написал письмо родителям: «…просил мамашу приехать за мной». И женщина из поселка Минаевский (так официально называлось место поселения Ладновых на ст. Кинель) добралась, нашла сына и сопроводила его в Куйбышев. В 1272 эвакогоспитале Ивану Гордеевичу ампутировали часть левой ноги и в феврале 1944 года после лечения комиссовали по инвалидности.

С протезом и палочкой в руке Иван Ладнов стал адаптироваться к новым условиям жизни. Закончил курсы электриков и устроился на «железку» в Кинеле. Женился в феврале 1945-го. Причем, женой Ивана стала дочь солдата, которого он повстречал на одной из переправ по дороге на фронт в 1941-м. Разговорились тогда земляки из Кинельского района, Иван Ладнов приглянулся старому бойцу, обменялись адресами. Иван Гордеевич с супругой Верой Борисовной жили дружно. Построили дом на Молодогвардейской рядом с домами других Ладновых, вырастили трех дочерей. Вместе с родственниками в 2005 году широко отмечали бриллиантовую свадьбу — 60 лет совместной жизни.

Галина Ивановна и сестры с благодарностью вспоминают, каким хорошим мужем, замечательным отцом и дедом был Иван Гордеевич. А еще помнят, как однажды, году 1955-м, у них в доме появился гость — высокий мужчина с бородой. В большой авоське он привез диковинную ягоду — виноград «дамские пальчики». Мужчины проговорили на кухне всю ночь. Это был отец штурмана, которого вытащил из горящего самолета рядовой Иван Ладнов. Немало в тетради воспоминаний и о трудовых буднях: «Получил наряд — обработать на стан

ке в кузнице 20 штук буферных стаканостержней весом около 30 килограмм каждый. Работали с выработки — за один стержень платили 3 рубля 15 копеек. За все 20 штук заработал 63 рубля и был очень доволен, обрадовал жену». В вагонном депо освоил несколько профессий: работал токарем, сварщиком, компрессорщиком, аккумуляторщиком. Иван Гордеевич каждую рабочую профессию до мелочей изучал и отрабатывал основательно, был изобретателен. На его счету много внедренных рацпредложений, особенно во время работы старшим мастером экспериментальной группы вагонного депо.

В 1972 году Ладнову, как ценному специалисту, предложили перевод в вагонное депо Тольятти. Дав согласие, перевез семью в развивающийся «автоград». Иван Гордеевич проработал на автозаводе до 75 лет. Он отвечал за подготовку вагонов по станции Тольятти для погрузки и вывоза автомобилей «Жигули» в города России и за рубеж.

СЕМЕН ГОРДЕЕВИЧ

Семен Ладнов (12.12.1924 года рождения), по рассказам родственников, был парнем отчаянным, «сорвиголова». С начала войны он рвался бить фашистов, нашел способ прибавить себе возраста и в 17,5 лет добровольцем ушел на фронт. Мама, провожая младшего сына, сказала: «Ничего не бойся, сынок, ты в рубашке родился. Вернешься». Раиса Семеновна Старухина, дочь С. Г. Ладнова, из рассказов отца знает, что поначалу он исполнял обязанности истопника в расположении командования, молодого парнишку на передовую не допускали. И вот он услышал, что бойцов направляют на курсы подготовки, а один отказывается. Недолго думая, Семен напросился на учебу, стал телефонистом. Всю войну он прошел в 72-м гвардейском минометном Двинском полку в составе 2-го Прибалтийского фронта.

Семен Гордеевич Ладнов имел несколько наград, поощрялся и после войны, но медали и ордена исчезли из дома. Остался орден Отечественной войны II степени, который Раиса Семеновна сохранила для внуков. Сведения о героических поступках нашего земляка мы нашли на поисковом сайте «Подвиг народа». Память — она бессмертна. В приказе командира 72 гвардейского минометного Двинского полка от 28.09.1944 г. о награждении личного состава медалью «За боевые заслуги» описан подвиг гв. красноармейца Ладнова Семена Гордеевича, телефониста 3 дивизиона: «14.9.44 года в районе Сауснея противник перешел в контратаку. Тов. Ладнов, находясь на НП, не страшась артиллерийского и пулеметного огня противника, быстро и четко передавал команды на ОП. В течение дня линия связи имела 16 порывов. Несмотря на сильный обстрел, т. Ладнов вовремя устранял порывы и связь с ОП была бесперебойна». В 1945 году 72-й полк ордена Александра Невского перебросили на Дальний Восток, на борьбу с милитаристской Японией и Маньчжурией. Приказом командира полка от 22.08.1945 г. красноармеец Ладнов Семен Гордеевич был награжден медалью «За отвагу»: «14.8.45 г. в районе ст. Мадаоши НП беспрерывно подвергалось непрерывному обстрелу противника. Тов. Ладнов под огнем противника, в ночное время восстановил 5 порывов линии связи, но разрывами снарядов линию беспрерывно рвало. Получив приказ навести новую линию в неплоскости стрельбы, тов. Ладнов, по пояс в воде, проложил две катушки телефонного кабеля, этим самым обеспечив бесперебойную связь НП с ОП».

Судя по приказу, следующие несколько дней полк вел наступление на подступах к городу Муданьцзян. Семен Гордеевич вернулся домой в 1947-м. Работал некоторое время в Пожарной части в Кинеле, позднее устроился в вагонное депо слесарем. С женой воспитал двоих детей, сына и дочь. Фотография героя размещена в вагонном депо в галерее участников Великой Отечественной войны. Ветерана не раз приглашали в качестве почетного гостя в школу-интернат. А дочери он успел рассказать о том, как воевал, уже когда тяжело болел. О том случае на реке в районе Мадаоши, Раиса Семеновна помнит: «Отец рассказал, что связь нужно было проложить через реку, и он сел на плот с солдатами для переправы. Но в это время появился вражеский самолет и начал бомбить. Снаряд попал в середину плота, почти все бойцы погибли, а Семен со своей связной катушкой и автоматом находился с краю. Его контузило, но задание он выполнил». Материнское пророчество не раз спасало Семена на войне.

СТЕПАН МИНЕЕВИЧ И АЛЕКСЕЙ СТЕПАНОВИЧ

Воспоминаниями о своих деде и отце поделился Владимир Алексеевич Ладнов, преподаватель Кинельского техникума. Алексей был старшим из четырех братьев в семье Степана Минеевича и Агреппины Ивановны Ладновых. Степана Минеевича (1902 года рождения) призвали в Красную Армию еще в 1939 году и отправили воевать с финнами. И Агреппина «осталась одна с четырьмя «байстрюками», как любила шумливая «хохлушка» баба Груня в шутку припоминать мужу в послевоенное время. Вернулся Степан Минеевич домой в 1947-м, побывав на третьей своей, русско-японской войне.

«Из старшего поколения Ладновых никто о войне не рассказывал, все отнекивались. Тяжелы были эти воспоминания для них, да и расспрашивать не принято было в послевоенное время. А позднее, когда пришло понятие, что память нужно хранить, думали: они, наши деды, отцы и дядья будут всегда, успеем еще расспросить, — поделился Владимир Алексеевич. — Знаю, что дед был водителем «полуторки», однажды был ранен». По данным сайта «Подвиг народа» рядовой С. М. Ладнов воевал на 3-м Прибалтийском фронте, был шофером спецмашины отдельной дезинфекционной роты. В наградном листе, подписанном командиром ОДР№101, значится: «…В 1943 году награжден знаком и грамотой «Отличный шофер». Автомашина и спецаппаратура безотказно работают в любых условиях боевой обстановки фронта. Кр-ц Ладнов С.М. за отличное знание техники и самоотверженную работу в битве с немецкими захватчиками достоин награждения медалью «За боевые заслуги».

После войны Степан Минеевич Ладнов работал на железной дороге шофером, возил продукты. А позднее сопровождал грузы по железной дороге в спецвагоне. «Меня мальчишкой не раз с собой брал,- продолжил Владимир Алексеевич. — Дед был большой и значительный, говорил мало. В семье заведено старших уважать. Держали нас, детвору, в строгости. Если кто набедокурит, доходчиво внушали через мягкое место. За воспитание благодарны им. У деда с отцом научился азам слесарного дела, в 7 лет я уже различал инструменты, ключи распознавал на ощупь. И на земле учили нас работать, наделы у всех Ладновых были значительные. Степан Минеевич показывал, как нужно прививать деревья». Алексея Степановича Ладнова (22.10.1922 года рождения) призвали Кинельским РВК в сентябре 1941 года и направили в школу радистов. Был трижды ранен. С последним тяжелым минным ранением стопы, осложненным газовой инфекцией, сержант Ладнов А. С. в марте 1945 года попал в Куйбышевский 3999 эвакогоспиталь, где находился до 21 июня 1945 года.

Домой, в пос. Минаевский, Алексей Степанович приехал со своей будущей супругой, которую повстречал в госпитале. Клавдия Степановна Макарова (Ладнова), старшая медсестра 4407 эвакогоспиталя, попала на лечение в Куйбышев после контузии. На фронт она отправлялась добровольцем из Ульяновской области. Отцовских медалей у Владимира Алексеевича не осталось, а награды были — медали «За отвагу», за победу над фашистской Германией. В 1985 году А. С. Ладнов был награжден Орденом Отечественной войны I степени.

Алексей Степанович, как почти все Ладновы, связал свою послевоенную трудовую биографию с железной дорогой. Трудился в вагонном депо на промывке цистерн, в пункте техосмотра вагонов компрессорщиком. В последний год войны призвали на фронт Ивана Лукьяновича Ладнова (1906 года рождения), внука Миная. На сайте Минобороны на страничке участника войны размещен Именной список Куйбышевского военнопересыльного пункта, согласно которому рядовой Ладнов И. Л., мастер обработки металла, направляется в распоряжение командира в/ч п/п 38581. Галина Ивановна Казакова вспоминает, какой добрейшей души человек и замечательный мастер был Иван Лукьянович. Со своей красавицей-женой он прожил все годы душа в душу.

Алексей Минаевич Ладнов, один из пяти сыновей Миная, был награжден медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов». Его сын, Николай Алексеевич Ладнов (1924 года рождения), окончил войну в Берлине в звании старшины. Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1985 году вместе с другими ветеранами был награжден Орденом Отечественной войны II степени. Других сведений пока собрать не удалось. Но Ладновы не теряют надежды и продолжают поиски. История озера Ладное навечно вписана в историю Кинеля вместе с биографией создателей водоема. Это наш город, это наша история. Она прописана в наших сердцах. Навечно.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1