Меню
16+

СМИ — сетевое издание "Кинельская жизнь"

15.07.2020 12:04 Среда
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 14.07.2020 г.

«Для нас главное - помочь»

Автор: Татьяна ПАХОМОВА

«Я НЕ МОГУ СПОКОЙНО ЖИТЬ, ЕСЛИ ЗНАЮ, ЧТО КОМУ-ТО ПЛОХО», — ГОВОРИТ НАТАЛЬЯ ХОРОШИЛОВА, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ДИРЕКТОРА АНО«ЦЕНТР СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ВОСТОЧНОГО ОКРУГА» ПО ГОРОДСКОМУ ОКРУГУ КИНЕЛЬ

За годы работы таких ситуаций, когда Наталья Вячеславовна вместе с сотрудниками Центра в буквальном смысле спасали людей от смерти, было так много, что рассказать обо всех невозможно. Для социальных работников это обычные будни. Только наполнены они порой такими фактами и событиями, от которых человеку, далекому от надомного обслуживания пожилых людей и инвалидов, становится не по себе.

Пожил по-человечески

Войдя в кабинет, где мы договорились встретиться, увидела Наталью Вячеславовну сильно взволнованной. Она показала внушительный перечень телефонных номеров, по которым звонила в те инстанции Самары, которые могли бы помочь бездомной, живущей на автобусной остановке около железнодорожного вокзала (рядом работает мама Натальи Вячеславовны — она и забила тревогу).

«Будь это здесь, мы бы знали, как действовать, — говорит Наталья Вячеславовна. — У нас два года назад была подобная ситуация. Бездомного, что жил в гаражном массиве Алексеевки, поместили в местную больницу — там есть социальные палаты. Его обследовали. Выяснилось, что он перенес инсульт, парализована вся левая сторона. Родственников нет, дома нет — мошенники оставили без жилья, паспорт просрочен (его нужно было сменить три года назад) — а значит, нельзя оформить инвалидность. Денег, конечно, тоже нет. На помощь пришли соцработники. Заведующая нашим отделением Лариса Анатольевна Гусева помогла оформить паспорт: оплатила госпошлину, напечатала фотографию (все это на свои деньги). Паспорт получил — прописки нет. Удалось зарегистрировать его по адресу ЦРБ. Оформила ему медицинский полис, СНИЛС, направление на медико-санитарную экспертизу, чтобы он смог получить инвалидность и все положенные выплаты и льготы. За это время наш Игорь Ручкин поправился, похорошел. Соцработники отмыли его, постригли, собрали ему одежду. Как он счастлив был! Каждую минуту готов был благодарить и Ларису Анатольевну, и всех соцработников. Признавался, что надеется встретить женщину, которая согласилась бы с ним жить: «Вдруг улыбнется мне такое счастье…».

Медико-санитарная экспертиза установила у него инвалидность. Лариса Анатольевна начала оформлять его в пансионат. И вдруг Игорь Александрович почувствовал себя плохо. Лариса Анатольевна с мужем свозила его на компьютерную томографию, где диагностировали онкологию. Зная, что умрет, он часто говорил своим соцработникам: «Спасибо вам, девчонки. С самого дна меня подняли. Благодаря вам я эти полтора года по-человечески прожил». Через три месяца он скончался в стационаре больницы. Нам очень жалко его было. Это одно из самых трудных в нашей работе — уход тех, о ком заботишься не день и не два, к кому успеваешь привязаться всей душой.

В работе всякое приходится видеть

К сожалению, бывает и так, что у человека есть дом, но находится он в таком состоянии, что и жильем его вряд ли можно назвать. Чаще всего такое случается с одинокими мужчинами. Как правило, нам звонят соседи, чтобы мы «определили его куда-нибудь», потому что и жалко, и боязно. Выезжаем, обследуем. Если нужно, вызываем врача. А потом устраиваем генеральную уборку. Едем вшестером: четыре заведующих отделениями, соцработник и я. Берем мусорные мешки, моющие средства — наша организация специально закупает их для таких случаев. Неделю назад убирались у одного бедолаги — только со двора вынесли 36 мешков мусора по 120 и 240 литров. В дом он пока не пускает, но судя по всему, он тоже захламлен. Это одинокий пожилой человек (ему за 70), хорошо образованный. Что произошло с его сознанием? Откуда это маниакальное желание нести в дом мусор? Воду и газ у него отключили за неуплату, готовит на электроплитке, ей же и отапливается. Жил он с родителями. Когда те умерли, оказался абсолютно беспомощным. В причинах и виновниках произошедшего мы не разбираемся. Для нас главное — помочь.

Проверка на профпригодность

Как-то позвонили нам из МЧС: соседи забили тревогу — пять дней их пожилой сосед не выходит из дома. Спасатели вскрыли квартиру, вызвали «скорую». У мужчины случился инсульт, отнялись ноги, все это время он лежал, не двигаясь. Говорить он мог, сказал, что деньги у него есть. Мы купили продукты, средства от пролежней, моющие средства — словом, все необходимое, чтобы и человека, и квартиру в порядок привести. Кроме меня и соцработника, с нами была еще завотделением, которая только что пришла к нам работать, а тут такой клиент. Она молодец, не спасовала. В таких ситуациях соцработник и проверяется на профпригодность: брезгливые не смогут работать. Оказалось, единственный сын этого мужчины — дальнобойщик, он был как раз в рейсе. Созвонились. Он горячо благодарил нас, просил взять отца на соцобслуживание.

Печальный финал

В этой ситуации человек оказался один по стечению обстоятельств, а ведь часто бывает, что родственники есть, а к старости он остается одиноким, никому не нужным. Если есть родственники, мы пытаемся уговорить, чтобы забыли обиды, сжалились. Иногда удается…

Был случай, когда просили только оформить опекунство, чтобы инвалида не забрали в пансионат. При этом от родственника ничего не требовалось: уход и обслуживание обеспечивал бы соцработник. Не согласился. Молодой парень, студент, не до этого ему. У этого инвалида был еще и дядя родной, который поначалу принимал горячее участие в его судьбе, много помогал им с матерью. Бедняга был парализован. Все понимал, но говорить мог только «мам, мам» и был обездвижен, левая рука немного работала. Жили они с матерью вдвоем, оба были на социальном обслуживании. Уход за такими больными — тяжкий труд. Помощь социального работника была для этой женщины спасением. А потом он простыл, его положили в терапию, она осталась один на один с этими трудностями. «Он стонет по ночам, не дает мне спать», — жаловалась она нам. И психика ее не выдержала. Стала говорить, что это не ее сын, что цыгане ночью пришли, убили ее сына, а этого человека положили. Горше всего было ее бедному сыну, когда на его беспомощные «мам, мам» он слышал одно и то же: «Это не мой сын». Незадолго до этого женщина попала в аварию, получила сотрясение мозга, может, это и спровоцировало помутнение рассудка. Тогда-то мы и обратились к дяде, чтобы он оформил опеку над племянником. А тот сказал, что в свое время просил сестру завещать квартиру ему, а не внуку, но она не согласилась. Значит, и он отказывается помочь. Такой вот печальный финал у этой истории: мать — в психиатрической больнице, сын — в пансионате.

Удержать на самом краю

Сколько судеб человеческих, сколько характеров сложных повидали мы за годы работы! Обо всех и не расскажешь. И мы никогда не позволяем себе судить, осуждать, искать правых и виноватых. Наша работа — помогать. Все, что касается подопечных, так или иначе становится частью жизни социального работника. И только со временем, с опытом приходит умение дома отключаться от этого. Хотя сделать это бывает сложно, ведь наши бабушки и дедушки любят звонить и по вечерам. Они же воспринимают соцработника частичкой своей семьи, уверены, что он принадлежит только им.

Да, трудностей в нашей работе немало — и моральных, и физических. Зато только нам, соцработникам, дана такая возможность: удержать человека на самом краю, «поднять с самого дна» — как сказал когда-то спасенный нами Игорь Ручкин».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

100