Меню
16+

СМИ — сетевое издание "Кинельская жизнь"

12.03.2021 13:44 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 05.03.2021 г.

Розы, тюльпаны, фиалки, сакура

Автор: Татьяна ДАВЫДОВА

ВЕСНА В ДОМ МАСТЕРИЦЫ БИСЕРНОЙ ФЛОРИСТИКИ ВАЛЕНТИНЫ ИЛЬИНИЧНЫ СИМОНЕНКО УЖЕ ПРИШЛА

Лучший подарок для женщины — цветы. Особенно это заметно накануне 8 Марта, когда начинается предпраздничный ажиотаж разноцветья. Но Валентине Ильиничне Симоненко незачем ходить в цветочные магазины и лавки. У нее своя неповторимая оранжерея. Дом талантливой женщины наполнен творчеством. Стены увешаны изысканными картинами ручной работы, на полках — оригинальные изделия в технике торсион и филигрань. Но самые яркие шедевры — из бисера.

«НУ КРАСОТА ЖЕ!»

Всякий раз, как Валентина Ильинична Симоненко берет тоненький волосок лески или проволоки, рассыпает в блюдце разноцветные горошины, время в ее комнатке будто замирает. Тишина. Только слышно, как стрелки часов двигаются, рисуя очертания будущих цветов. Это настоящее таинство — рождение цветов в руках мастерицы бисерной флористики, как впрочем — и в природе.

«Украшения, бижутерию не делаю. Их в магазинах полно, какие хочешь. Остановилась на цветах. Вот это красота. Нравится их делать, а как приятно потом дарить! Я на 8 Марта уже приготовила букетики, пойду к подругам, близким, подарю, — рассказывает Валентина Ильинична. — Специально научилась делать тюльпаны. В моей практике это новинка. Недавно посмотрела мастер-класс. В женский праздник что еще лучше? Ну красота же! Нравится мне, и все!».

За окном зима еще лютует: то снегом закидает, то мороз напус-тит. Но на подоконнике Валентины Ильиничны — настоящая весна. Фиалки, маки, розы, крокусы не просто цветут, а переливаются всеми цветами радуги — лепестки и листики блестят на солнце своими бриллиантиками. Здесь лишь небольшая часть ее поделок: что-то раздарила, что-то — на выставках. В сокровищнице исключительно любимые изделия. Одна из них — сакура. Привлекает своим тонким ажуром нежно-розового цвета. Ощущение, что даже аромат цветов чувствуется. Рядом — большая зеленая шапка цветка венерин волос.

ТРУДНОЕ ДЕТСТВО

Ее руки без работы не могут. Все, что можно было ими мастерить, мастерила. Даже когда не было самого необходимого. Всегда хотелось украсить не очень простую жизнь. Детство Валентины Ильиничны выпало на послевоенные годы, когда даже иголка с ниткой были большим богатством.

«Мы жили в деревне Верхняя Тарасовка Днепропетровской области. Сейчас ее уже нет. Дом на две половинки делился. Были глиняные полы. На них на Троицу раскладывали свежесобранный чабрец. Ходили по нему, и такой аромат стоял в доме, — вспоминает женщина. — И речка была рядом. Ее можно было перейти вброд, неглубокая. Мы, детвора, в ней барахтались. А мама там собирала щавель. Огромную охапку наберет и едет на пароходе в город продавать. Обратно везла нитки, иголки, крупу — ничего же не было в деревне».

Их в семье было шестеро детей. Отец во время войны погиб на шахте: он был инвалидом — на фронт не взяли, определили в трудармию. Старшего брата немцы, когда отходили, угнали в Германию. После освобождения его сразу же призвали в армию.

«В послевоенные годы на Украине был страшный голод. Нас у мамки пятеро девчонок. Я самая маленькая, — продолжает Валентина Ильинична. — Мама рассказывала, как ракушки собирали на речке, варили и ели. В колхозе решили, что меня и младшую сестру нужно определить в приют, чтобы мама могла остальных прокормить. Мне было два года, а сестре шесть лет. В 1949 году брат демобилизовался, и сразу же бросились нас искать. Меня нашли в доме грудного ребенка. А сестры нигде не было. Люба Ипатова, 1940 года рождения. До сих пор смотрю «Жди меня»: на душе скребет, а вдруг она где-то живая. Искали... Из семьи я одна осталась сейчас».

ДОСТОЙНЫЙ ТРУДОВОЙ ПУТЬ

Валентина Ильинична вспоминает — творчество ее увлекало с малых лет. Когда семья пере-ехала в город Запорожье, она училась в изостудии. Преподаватели отмечали в ней способности, но продолжить обучение не смогла: семья из семи человек жила в одной комнате, денег не хватало даже на самое необходимое.

После девятого класса пошла работать, десятый оканчивала уже в вечерней школе. Тогда престижными были рабочие профессии. Она стала токарем в автоматно-серийном цехе. Как раз участвовала в выпуске первых машин «Запорожец». Была и сверловщицей, и шлифовальщицей, и токарем. Потом работала в заводской столовой. Там же окончила курсы кассира. Эта профессиональная подготовка девушке понадобилась позже, когда вышла замуж и уехала в Ташкент.

Дети были маленькие, часто болели, о работе на заводе и речи не могло быть. Получилось трудоустроиться в сберегательную кассу. Сначала принимала платежи, потом выросла до заведующей отделением Сбербанка.

«Всегда была активисткой. И спортом увлекалась, и танцами, и в хоре пела. Это у меня с детства. Ребятишек было много во дворе. Сами собирались и ставили концерты для бабушек. Они сидели на скамеечках, а мы им стихи читали, танцевали. Это была наша дворовая команда. И так оно по жизни у меня и идет, — рассказывает Валентина Ильинична. — Когда дети появились, конечно, не до увлечений стало. Но рукодельничала. Много вязала. Тогда же не было на базаре детских вещей. А мода пошла на вязаную одежду. Соседка попросила, ей платье связала. Дети у меня все, как куколки, ходили. И пончо, и юбочки на них были связанные. Сыну костюмчик сладила с якорями, кораблем, сделанными из ввязанных ниток. Это не вышивка, а техника такая. Единственно, что мне не пришлось по душе — шитье. И машинка у меня была. Столько материала перепортила, но так и не подружилась с ней».

ЖИТЬ С ВДОХНОВЕНИЕМ

Пылающие алые маки и нежные розы — аккуратные ряды плетения требуют внимательности и терпения. Роскошные букеты цветов из бисера — увлечение последних лет Валентины Ильиничны. Но мечтала о нем давно. Постоянно просила Оксану Викторовну Чеховских, специалиста по социальной работе и руководителя группы по декоративно-прикладному творчеству Комплексного центра социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов, включить в программу занятий бисероплетение. Но не всем этот материал оказался по силам.

«Тут и зрение нужно, и гибкость рук. К тому же материал дорогой. Я в Самару специально езжу — один пакетик 450 граммов за 140 рублей. Но ведь один цвет не купишь, надо несколько. И набирается немаленький груз, — говорит Валентина Ильинична. — Я уговорила Оксану Викторовну, и она показала, как делать ирисы и анютины глазки. И все, дальше я сама начала плести. Потом мне внук подарил телефон. Освоила интернет. Стала смотреть мастер-классы. А там! Столько работы для меня! И теперь только бисер плету. Уже не могу без него».

В Комплексный центр Валентину Ильиничну привели жизненные обстоятельства — перенесла операцию на позвоночнике. Как пришла, так сразу и стала постоянной участницей группы рукоделия. Сегодня говорит об этом, улыбаясь, что у нее уже второй трудовой стаж отрабатывается.

Творческие личности — это волшебники, которые умеют превращать простые, обыденные вещи в настоящие произведения искусства. В ход идут копеечные материалы — бумага, шпагат, а в результате — от созданных вещей глаз не отвести. Здесь Валентина Ильинична научилась мастерить изделия из соленого теста. Освоила квиллинг, оригами, торсион и джутовую филигрань. Лучшие свои работы рукодельница до сих пор бережно хранит: картина из соленого теста, ваза из фантиков в технике оригами, шкатулки и подставки всевозможные, панно.

«У каждой у нас свои предпочтения. Вот панно с розами из лент. Его мне подарила Валентина Александровна Попова. Очень жизнерадостная женщина. Ей 87 лет, но неугомонная. Я с нее беру пример — болячки болячками, но жить нужно и жить можно, — говорит Валентина Симоненко. — Мы с Людмилой Ивановной Галкиной, председателем общества инвалидов, которой, к сожалению уже нет с нами, раньше и спортом занимались, и на выставки ездили, на фестивали. Все время в соревнованиях участвовали. Даже вымпел у меня есть. Много грамот. У меня по стрельбе хорошо получается. В юности интересовалась. В тир ходила, стреляла. Как же! Винтовка в руках! Только вот в прошлом году мероприятий не было из-за коронавирусной инфекции. Очень скучали по такой активности».

ИСКУССТВО С ИСТОРИЕЙ

У Валентины Ильиничны сейчас все под бисер заточено. Заготовки для работы в технике торсион отложила: в шкафу ждет своего часа бумага, даже скрученные трубочки пока стоят в сторонке. Она сделала специальный короб, где теперь хранит пузыречки с цветными горошинками. Вот они не застаиваются. То и дело женщина к ним тянется: выбирает бисеринки нужного цвета и калибра. Для каждой своей работы женщина, словно живописец, подбирает фактуру и оттенок бисера.

Мастер-самоучка очень ответственно относится к рождению каждого цветка, ощущая его, как живое существо. Поначалу она ваяла, ломала и снова ваяла, добиваясь задуманного. А когда пришел долгожданный опыт, началось творчество. В нем и вдохновение, и отдушина, и воплощение фантазий.

«Я влюбилась в бисер и теперь бисероплетение для меня — самое лучшее лекарство для души. Радуюсь, как ребенок, когда вижу результат своего труда, — улыбается рукодельница. — Когда заканчиваю изделие, оно мне уже нравится так, что хочется быстрее доделать и увидеть в готовом виде, как будет выглядеть. Поэтому если я села с утра, до обеда могу не вставать. Пообедала, пару часиков отдохнула и до вечера — это у меня самый настоящий рабочий день. Только не за зарплату, а на радость».

Идеи Валентина Ильинична черпает из интернета. Конечно, немного прозаично, но ведь их можно дорабатывать. Себя она называет новичком. Говорит, что способов по плетению бисером — масса. Не хватит бусин в ее коллекции для того, чтобы их даже сосчитать.

Диковинная техника — ндебеле. Название ей дал народ из южной Африки. Женщины местного племени уже более двухсот лет плетут цветы в этой технике. В переводе обозначает «рыбная кость». Она позволяет плести плотное полотно с характерным размещением бисеринок немного под углом, напоминающим еловую ветвь или пшеничный колосок.

Бисероплетение — искусство с историей. Еще в Древнем Египте фараоны и прочая знать носили подобные украшения. Конечно, нынешний бисер не тот, что был 3000 лет назад. Теперь позволить себе такую красоту могут не только богатые люди.

Рядом с мастерицей — тетрадка. В ней записаны все способы плетения, которые хоть раз она применяла. Валентина Ильинична не любит повторяться, но иногда приходится. Поэтому без шпаргалки не обойтись. По каждой технике расписан подробный расчет, сколько бисера и какой длины проволока должна быть.

И РАСЦВЕТУТ ЦВЕТЫ

Родные поддерживают Валентину Ильиничну в ее увлечении. Муж Владимир помогает и с материалом, и собирать композиции. Он и главный почитатель ее мастерства. Лучше Валентины Ильиничны знает, какие поделки когда сделаны.

«Он в курсе, какая мне проволока нужна, обеспечивает всем. Сейчас у меня есть и медные, и стальные, и потолще диа-метром, и потоньше. Или надо собрать цветы в объемный букет, одной не справиться — помогает. Ему нравится мое хобби. Нужна флорлента, едем покупать, — рассказывает женщина. — Я его, он меня — друг друга поддерживаем. Без этого никак в семейной жизни нельзя».

Супруги в браке уже 52 года. А в молодости девушке встречу с Владимиром предрекла одна женщина. На вид не цыганка, но по руке увидела, что у ее суженого имя будет «на ту же литеру, что и у нее, начинаться». И каково же было удивление, когда в гостях у подружки познакомилась с молодым солдатом-срочником.

«Володя служил в Запорожье, — говорит Валентина Ильинична. — Это была любовь с первого взгляда. Мы чай попили, потанцевали, и он мне тут же объяснился. Это было в сентябре 1967 года. А в мае 1968-го уже подали заявление в ЗАГС. Его на полгода раньше демобилизовали. Володя увез меня в Узбекистан».

Двадцать пять лет прожили на Востоке. В 1995 году приехали в Кинель, чтобы быть ближе к детям. У супругов большая семья: трое детей, трое внуков и четверо правнуков.

Если бы не понимающий муж, может быть, ничего бы и не было. Может быть и сдалась уже давно. Ведь бисер — штука прихотливая. Он хоть и мал, но усилий больших требует. Особенно глаза устают. Один из излюбленных видов отдыха у Валентины Ильиничны зимой — прогулки по городу. Да не просто так, а со скандинавскими палками. Под скрип снега не раз ее посещали удачные идеи. И она спешит домой, чтобы вдохнуть жизнь в беспорядочную россыпь разноцветных горошин. Тогда с ней рядом вновь будет звучать песня тишины, сыгранная на тонких струнах вдохновения.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

79