Меню
16+

СМИ — сетевое издание "Кинельская жизнь"

28.07.2020 09:46 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 29 от 25.07.2020 г.

Памяти «Сахалинского»…

Автор: Иосиф Моисеевич БРУМИН,
Старшина I статьи, годы службы на Тихоокеанском флоте - 1951-1955.

В эти дни новая встреча на страницах газеты с нашим постоянным автором не случайна. День Военно-Морского флота — большой личный праздник Иосифа Моисеевича Брумина. Время службы на Тихоокеанском флоте бесконечно дорого для этого человека. Дорого многим. И тем, что это время прекрасной молодости, обретения важного и необходимого опыта, настоящей школы дружбы. Морские страницы в большой биографии Иосифа Моисеевича, несмотря на суровость и трудность военной службы (но так закаляется характер), навечно останутся теплым воспоминанием. Это — университеты жизни.

В августе 1945 года развернулись фактически заключительные бои Великой Отечественной войны за освобождение Южного Сахалина от японских войск. В этих морских и сухопутных боях активное участие принимал дивизион торпедных катеров. Кроме успешных ударов своим грозным торпедным оружием по целям на плаву и береговым объектам, они принимали активное участие в высадке десантов. Впрочем, такое совершалось на всех морях, где велись бои за освобождение побережий. Мне не удалось найти боевой служебный номер дивизиона, возможно, это был «5-й отдельный дивизион» в составе восьми торпедных катеров. Командование флота высоко оценило его боевую деятельность и удостоило почетного наименования «Сахалинский». Названия воинским частям по местам успешных боев присваивались во всех родах советских войск.

Разгром милитаристской Японии был завершен вооруженными силами СССР и США, а две страшные ядерные бомбы американских самолетов завершили существование враждебного государства на советском Дальнем Востоке. Вероятно, запредельный износ боевой техники и относительный военный покой в условиях нищеты создали возможность сокращения боевого флота, в том числе и ликвидацию дивизиона торпедных катеров «Сахалинский».

Однако, в начале пятидесятых годов, как мы тогда зубоскалили, «Советский Союз собирался воевать со всем миром», и шло активное вооружение страны. И в рамках, очевидно, этой программы был создан новый дивизион торпедных катеров, приписанный к центральной базе 25-й Краснознаменной дивизии торпедных катеров в бухте Большой Улисс под Владивостоком. Ему присвоили номер 258 и удостоили наименования «Сахалинский». Так вернули к жизни заслуженное уважительное название боевого подразделения, передав его новому дивизиону.

Когда в конце 1951 года пос-ле окончания школы мотористов флота я был назначен в этот дивизион, девятка новеньких катеров, доставленных из Ленинграда, стояла на кильблоках на причале дивизии у самой кромки, покрытой льдом бухты. Так мы вместе, матросы 1951 года призыва и новые корабли, начали службу на военно-морском флоте страны. Только моряки делают посудину кораблем, и мы отдались этому с деловым уважением и сердечной любовью. Мы подарили им свои лучшие годы жизни.

Наши корабли ТД — 200 бис считались тогда самыми совершенными в ВМФ. Это были первые торпедные катера, оснащенные радиолокацией и другими совершенствами для успешного их вождения в глухом и обезличенном море. Кроме того на судах имелось одно сверхважное для нас достоинство: они были оснащены дизельными двигателями. Три двигателя, по 1000 лошадиных сил каждый, работали на безопасном для человека топливе. Рядом с нами стоял дивизион дюралевых катеров конструкции авиатора А. Туполева Г-5 с авиационными моторами ГАМ — 34 бс . Они работали на черт-те чем — этилированном и опасном для человека бензине. В другой бухте находился дивизион американских катеров «Воспер», полученных по ленд-лизу. Они были оснащены авиационными моторами «Пакард», работающими на том же топливе. А оно вызывало раннюю потерю причесок: ребята лысели, а некоторые лишались способности быть отцами. Для молодого мужчины страшнее беды не придумать.

Четыре полноценные морские кампании отслужили мы, матросы 1951 года призыва, на кораблях «Сахалинского». И нам достались все разнообразие учебных морских походов в различных погодных условиях. Наши суда отличались великолепной мореходностью, превосходили всех своих собратьев. И все приключения, тяжелые и опасные, включая Корейскую войну, а также увлекательные и веселые, остались с нами навсегда. А когда в конце 1955 года заканчивался срок нашей службы, правительство страны решило передать Северной Корее дивизион торпедных катеров. По состоянию боевой техники мы оказались самыми «свежими» в дивизии, и власть выбрала нас.

Дивизион из Владивостока перевели в глухую бухту Разбойник, вроде бы не доступную для любых проницательных шпионов. Здесь половину флотской кампании мы посвятили подготовке кораблей к передаче корейцам.

В октябре , в прекрасный день Приморской осени дивизион строем пришел на центральную базу дивизии в Большой Улисс. Нас по-катерно построили на причале, и перед нами выступили высокие флотские командиры Владивостока и Москвы. Они говорили очень правильные и патриотичные речи о том, что мы первые, кто создает военно-морской флот Северной Кореи. Мол, пока у них кроме дряхлых рыбацких суденышек с такими же пулеметами ничего нет. Их армию и флот вместе с портами размолотил американский десант.

Раздалась команда, и дивизион прекрасно подготовленных кораблей «отдал концы». Торпедный катер на ходу — зрелище редкого очарования. Его гордо поднятый нос резво режет волну. Две торпеды на палубе вдоль бортов имеют чуть поднятое к верху боевое зарядное отделение с 350 килограммами тротила. Они словно копируют руку дуэлянта с пистолетом. Их боевая мощь фантастична. За кормой трепещет живописный трехлинейный фонтан, созданный тремя скоростными винтами. Катера в последний раз прошли по родной бухте и самому ходовому проливу Босфор Восточный. Все, прощайте, родные бухты и знакомые берега, впереди нас ждут неведомые воды Кореи с их минными полями.

Когда подходили к корейской границе нас встретил советский «большой охотник», но под корейским флагом. Мой боевой пост — на мостике, рядом с командиром. Я засомневался в знании корейского командира собственных минных полей. Он усмехнулся и сказал, что, наверняка, кораблем управляет советский капитан-лейтенант, и, наверняка, он ставил эти мины. Командир был прав. Мы благополучно прошли по невидимой простым глазом дороге между смертоносными полями до причалов порта Юки. Он был разорен американскими бомбежками в войне 1950 — 1953 годов.

Вскоре нас перевели в Расин. Позже я узнал, что при освобождении Расина торпедный катер нашего соединения напоролся у причалов на мину и погиб. Впрочем, что там катер водоизмещением в несколько десятков тонн… 13 апреля 1904 года в Русско-Японской войне у Порт-Артура на мину напоролся гигантский броненосец «Петропавловск» и затонул. Вместе с ним погиб легендарный адмирал С. О. Макаров, тогда командовавший флотом. Это был как знак обреченности русской эскадры. Впрочем, ее могли бы разглядеть еще в Питере до подъема первого якоря.

Все заботы по содержанию кораблей и их передача прошли успешно. Правда, в это время над Японским морем разынрался невиданной силы ураган. Он накрыл и Японию, и Северную Корею. Нам выпала страшно опасная угроза на шлюпке по немыслимо злой волне добраться до своего (но уже под флагом Кореи) катера, установленного в центре бухты на бочке с якорем, и быть готовыми ко всему. Корейцы управлять катером еще не умели. Пожалуй, только мастерство и смелость командира катера старшего лейтенанта Валентина Селянгина спасли нас — четырех мотористов, командира и четырех обессиленных гребцов-корейцев.

Когда огда в северокорей-ском порту Расин при команде «Флаг Союза Советских Социалистических Республик — спустить!», не у меня одного, невзирая на приказ «Смирно!», ладони рванулись к сырым глазам. Меня взволновал тогда, помнится, (это состояние не отпускает до сих пор) душевный момент последнего шага, когда одна нога еще стоит на кромке палубы еще родного катера, а другая — уже на корейском причале…

Прощай, «САХАЛИНСКИЙ»! Мы с тобой буквально в один день начали и закончили службу на советском военно-морском флоте. И мне очень хочется передать память о тебе новому поколению российских моряков.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

5