Меню
16+

СМИ — сетевое издание "Кинельская жизнь"

05.03.2019 15:30 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 8 [1] от 22.02.2019 г.

Воздушные рубежи Родионова

Автор: Нина БУХВАЛОВА

Германия. Виктор Семенович Родионов (в центре) — командир эскадрильи, у самолета ЯК-28ПП — постановщика помех.

ВОЕННОЙ АВИАЦИИ ПОДПОЛКОВНИК ЗАПАСА ОТДАЛ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ

Летчик из династии

железнодорожников

Известная в Кинеле династия Родионовых насчитывает уже более 700 лет работы на Куйбышевской железной дороге. На предприятиях Кинельского железнодорожного узла трудилось несколько поколений этой семьи.

В большой семье росли пять братьев и сестричка, и у каждого будущее вроде было предопределено. По логике вещей, Виктор Родионов должен был продолжить династию известных железнодорожников. К этому все и шло: пятый сын Семена Тимофеевича в 1963 году поступил в железнодорожное училище и после профессионального обучения пришел на «железку». Через полтора года Виктора призвали в армию. А затем он сделал крутое пике, после срочной службы поступил в Оренбургское военное авиационное училище.

Такой выбор — вполне осоз-нанный шаг. Самолеты были не просто мечтой. Кто из мальчишек послевоенного поколения не грезил тогда небом? К авиации Виктор уже имел прямое отношение. Пока учился в Куйбышеве, занимался в областном аэроклубе с товарищами, где обучали летному делу. За три года курсант Родионов освоил и уже летал на самолетах ЯК-18У, МИГ-15, МИГ-17, получил звание младшего лейтенанта.

В летном училище сел за штурвал новых типов боевых самолетов Ил-28. Через год сдал экстерном полагающиеся экзамены и в 1969 году для несения службы был направлен в Прибалтику. В то время в латвийском городе Екабпилс дислоцировался 886-й авиационный разведывательный полк 15-й Воздушной армии, в состав которого входило две эскадрильи. За двенадцать лет службы от рядового летчика Виктор Семенович дослужился до командира авиационной эскадрильи.

ХОЧЕШЬ МИРА — ГОТОВЬСЯ К ВОЙНЕ

В 1980 году Родионов был направлен в Германию командиром эскадрильи постановщиков помех на самолетах ЯК-28ПП. Они сопровождали летные полки на бомбометании под прикрытием, чтобы их не могли обнаружить локаторы. Такое оборудование только внедрялось, первые установки весили по 260 килограмм. Прогресс был быстрым: в 1982 году в Полтаве летчикам представили облегченную установку весом всего 13 килограмм.

В милитаризованной зоне, разделяющей ГДР и ФРГ, строго следили за пересечением границ воздушного пространства. Для тактической разведки понятие «мирное время» — относительное, и наблюдение за «вероятным противником» велось постоянно. В период холодной войны радиотехничес-кая разведка всеми сторонами велась вдоль границ стран НАТО, Ирана, Китая и других государств.

НЕБО СТРАНЫ

ПОД ЗАМКОМ

Виктор Семенович рассказывает о функциях воздушной разведки: «Задача самолетов-разведчиков — на определенное время лишить противника возможности следить за обстановкой в воздухе. С помощью специальной бортовой радиоэлектронной аппаратуры мы глушили наземные радары. «Ослепленная» ПВО не способна оказать сопротивление, а не видя противника, не может применить огневые средства. Зенитные ракеты и артиллерия становятся просто грудой бесполезного железа».

Кроме активных действий постановщики помех на самолете Як-28ПП создавали и пассивные помехи. Для этого с высоты сбрасывалось большое количество так называемых отражателей. Эти вещества долго парили в воздухе, образуя многокилометровые облака. Под покровом такой «ширмы» самолеты незамеченными подходили к целям, преодолевая зоны огня.

АФГАН КАК НА ЛАДОНИ

В 1985 году подполковника авиации Родионова направили в Туркестанский военный округ. В Карши прибыл на замену отслужившим в Афганистане свою пятилетку боевым летчикам. Виктор Семенович вспоминает: «Наш полк с первого дня вел военные действия в Баграме. в зону боевых действий мы вылетали со своего аэродрома, который дислоцировался на территории Союза. Мощность нашей авиации позволяла охватывать в полетах всю территорию Афганистана».

За два года службы летчик 1 класса Родионов совершил 57 боевых вылетов. Всего налет составил более 3440 часов в дневное и ночное время. Здесь перед ним стояла другая задача — визуальная разведка. Установленной на борту самолета фотоаппаратурой проводилась съемка для обнаружения объектов противника. Превосходство воздушной разведки над наземной очевидное. С высоты фотоаппаратура с многократным увеличением позволяла видеть все, что делается на земле, до мельчайших подробностей. Но это было громоздкое оборудование с черно-белой пленкой шириной 30 сантиметров — с современной «цифрой» не сравнить. Зато обзор камеры захватывал 1200 метров в ширину. Применялись два фотоаппарата, бравшие фокус в разные стороны. В экипаже двое: командир Родионов осуществлял полет, штурман вел съемку.

Выполнив разведку фотографированием заданной местности, летчики возвращались на базу, тут же сдавали отснятое на проявку. Через тридцать минут в штабе уже имели данные разведки.

«К сожалению, потерь избежать не удалось, — рассказывает подполковник. — 14 апреля 1987 года двумя экипажами выполняли разведку. На высоте четыре тысячи метров наши машины не доступны противнику, и мы придерживались этой безопасной отметки. Первый разведывательный самолет благополучно прошел свой маршрут. Второй был вынужден опуститься на 200 метров ниже из-за появившейся облачности. Сразу же был пойман визуальным наблюдением с земли. ПВО противника начала обстрел. Снаряд попал в распределительный топливный бак самолета, машина начала падать. Летчики катапультировались. Штурмана, раненого в ногу, душманы захватили в плен. Второй летчик уцелел, успел спрятаться. Дождавшись темноты, пошел выручать товарища, но и его поймали. Зверства моджахедов не передать словами. Тело штурмана вернули через пять дней, через месяц — расчлененные останки летчика. После этого случая нас вооружили автоматами с дополнительными дисками, ранее мы имели при себе лишь пистолеты. Самолетам-разведчикам лучше летать одиночками, в паре куда меньше маневра, а вот боевые истребители в небо всегда поднимаются парами. Сверхзвуковая авиация развивает скорость до 1700 километров в час. Порой самолеты выходили из строя от перегрузок, а люди выдерживали такие колоссальные испытания».

И НА ЗЕМЛЕ -

С НЕБОМ

В 1987 году командир списался на землю, но продолжал служить в авиации — работал в зональном центре по руководству воздушным движением в Туркестанском военном округе. Под контролем наземной службы — небо от Каспийского моря до озера Балхаш в Казахстане.

Кардинальные перемены, происходившие в стране, коснулись и военнослужащих в бывших советских республиках. Почти все боевые товарищи из Узбекистана уехали. Оставшихся новая власть не увольняла в запас, насильно принуждая присягнуть на верность их стране. Советских летчиков отпускать не хотели, нужны были опытные кадры. Оставаться смысла не было. Дети выросли в гарнизонах. Дочь Лена уже заканчивала девятый класс, надо было определяться с будущим. Достигший совершеннолетия сын Олег в Узбекистане был призван в армию. Отслужив положенный срок, сразу уехал в Кинель, поступил в сельскохозяйственную академию.

Жена Вера — верная спутница мужа-военного. Вместе они пятьдесят два года. С Виктором Семеновичем прошла его путь от лейтенанта до подполковника. Рука об руку — в кратких минутах радости, в реальной опасности, в долгих волнительных ожиданиях, разделяя армейские и бытовые неурядицы. Сегодня вместе помогают воспитывать пять внуков и правнука.

И ВСЕ-ТАКИ ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА

В 1995 году, возвратившись на родину, подполковник запаса устроился в вагонное депо, где прошел все профессиональные ступени: слесарь, осмотрщик вагонов, начальник смены. Не прервал семейную династию — в общей сложности отработал на железной дороге пятнадцать лет. Ему есть что сравнить: «Железная дорога — объект стратегического значения, как и в армии — здесь дисциплина строгая».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

7